Бои под Россошью в июле 1942 года

Бои под Россошью, Россошь6 июля через Россошь сплошным потоком пошли отступающие части. Большинство их входило в состав 28-й армии, и они спешили к донским переправам. Накануне, 4 июля, командующему этой армии генерал-лейтенанту Дмитрию Ивановичу Рябышеву поступил приказ из Ставки Верховного главнокомандующего передать то, что осталось от 28-й армии генералу В.Д. Крюченкину, а самому вместе с членом военного совета армии Н.К. Попелем отбыть в распоряжение Ставки. Прежде чем отправиться в ставку им нужно было заехать в штаб фронта, за которым в той критической обстановке в буквальном смысле нельзя было угнаться. «… Штаб, – вспоминал впоследствии Н.К. Попель, – подчинен тому же безостановочному движению за Дон, что и вся масса войск. Дороги вышли из своих границ. Поток повозок, машин, беженцев хлынул через канавы, обочины, широко растекся по полям. И кажется, сами поля, подобно песку, подхваченному ветром, катятся на восток.

Сегодня отступают все – танки и пехота, госпитали и склады, артиллерия и эрэсы, штабы и колхозные стада. И в этом безбрежном, окутанном пылью потоке две наши машины – песчинки, подчиненные общему движению… Машины движутся шагом. Дмитрий Иванович, ссутулившись, бредет среди солдат. В минуты затора сидит вместе со всеми, затягиваясь махоркой».

В Россоши представители городской и военной власти до самого последнего момента не располагали достоверными сведениями о противнике. Более того, когда первый секретарь РК ВКП(б) А.Ф. Друзь обратился в политуправление штаба фронта, чтобы узнать далеко ли от города находятся немецкие войска, ему посоветовали не паниковать и продолжать работать спокойно. Конечно, происходящее на глазах поспешное отступление армии откликалось в сердцах людей большой тревогой, но полное неведение о том, что предстоит им испытать в ближайшем будущем побуждало цепляться за надежду. Из-за отсутствия правдивой информации о положении на фронте слишком поздно началась эвакуация госпиталя, а эвакуация городских учреждений, предприятий, многочисленных служб Россошанского отделения Ю.-В.ж.д. вообще не проводилась.

Появление вражеских танков с автоматчиками и отряда мотоциклистов рано утром 7 июля было полной неожиданностью для всех. В последний момент город покинули секретари райкома А.Ф. Друзь и председатель горсовета М.И. Проскурин. Многим ответственным партийным и советским работникам, служащим и рабочим железной дороги, работникам райвоенкомата пришлось уходить под огнем. В уличной перестрелке были убиты секретарь парткома железнодорожного узла С.П. Ефремов, заведующий военным отделом райкома партии И.Т. Петров.

В тот ранний час на улицах города свой последний бой вела группа советских танков, подошедших к городу со стороны Ольховатки. Наших танков было мало – одни очевидцы считают, что их было шесть, другие – восемь. Один из них врезался в немецкую автоколонну на улице Октябрьской. Раздавил прицепленную пушку и таранил грузовик с вражеской мотопехотой. Другая «тридцатьчетверка» двигалась по улице Пролетарской с повернутой назад башней, ведя огонь из пушки и башенного пулемета по преследовавшим ее гитлеровцам. Часть отступавших танков пыталась отходить по улице Красноармейской, но речка Россошь для них оказалась непреодолимым препятствием. Два танка Т-34 были подбиты немецкими артиллеристами, третья «тридцатьчетверка» и танк Т-26, по-видимому, взорвали сами танкисты. Те, кому повезло выйти к мостам через Черную Калитву, ушли в сторону Подгорного.

9 июля 1942 года начальник оперативного отдела полковник И.Н. Рухле докладывал по прямому проводу генерал-полковнику А.М. Василевскому, что «по данным авиации фронта противник подводит в район Россоши до 100 танков и мотопехоту», что его намерения еще не определились, но «участок реки Черная Калитва от устья реки до Ольховатки остается наиболее опасным для всего Юго-Западного фронта».

Солнце поднялось высоко, когда эта бронированная лавина хлынула в город. 7 июля стало черным днем для жителей Россоши. Вражеские танки, бронетранспортеры, грузовики с мотопехотой, тягачи с прицепленными орудиями запрудили городские улицы. В глазах рябило от черно-белых крестов чужих смертоносных машин. Окна в домах россошанцев были закрыты ставнями. Не решаясь появляться на улицах, они сидели в подвалах и погребах.

Бронетанковые части и моторизованные полки 40-го немецкого танкового корпуса, захватив Россошь, оставались на левом берегу Черной Калитвы до утра 8 июля. Полковник Рухле не знал истинного положения на этом участке фронта и его доклад оперативному отделу Генерального Штаба о том, что группа генерал-майора танковых войск Е.Г. Пушкина «занимает оборону на южном берегу р. Черная Калитва на участке Морозовка, Россошь, Ольховатка с задачей не допустить противника в южном направлении на фланг и тылы 28, 38 и 9-й армий был, мягко говоря, неправдой. В то время, когда Рухле докладывал Василевскому, немцы уже захватили Митрофановку и, не встречая серьезного сопротивления, приближались к Кантемировке. «28 армия, – писал маршал Советского Союза К.С. Москаленко, – и… группа войск под командованием генерал-майора танковых войск Е.Г. Пушкина не успели организовать оборону на южном берегу реки Черная Калитва и вынуждены были продолжать отход в юго-восточном направлении.

На следующий день после захвата Россоши передовые части 3-й немецкой танковой дивизии между селом Лизиновкой и хутором Чагари пыталась остановить 159-я танковая бригада 22-го танкового корпуса. Перед этим бригаду перебросили по железной дороге из Харьковской области. К сожалению, в этом бою противнику удалось обойти бригаду с фланга и в конце дня 8 июля окружить её. Значительной части танкистов удалось вырваться из окружения и 12 – 13 июля переправиться без танков в районе станицы Вёшенской на левый берег Дона. Несмотря на то, что 159 танковая бригада вынуждена была отступить, она на два дня задержала продвижение 40-го немецкого танкового корпуса и нанесла ему значительные потери. В то же время бригада потеряла убитыми и пропавшими без вести более 400 человек, а командир бригады подполковник А.Е. Гринько попал в плен.

Боевые действия 159-й бригады были бы более успешными, если бы они были согласованы с действовавшей поблизости 168-й бригадой того же 22-го корпуса, который рано утром 7 июля выгрузился из эшелона на разъезде Пасеково. Танкисты этой бригады встали на пути наступавшего из Россоши противника на участке Богоносово, совхоз имени Ворошиловка, Лизиновка, но остановить лавину противника, насчитывающую более 130 танков, они не смогли и вынуждены были с боями отойти к донским переправам.

Одновременно южнее Россоши упорное сопротивление вражеским танковым и моторизованным полкам оказали воины 9-й гвардейской стрелковой дивизии. Бывший командир этой дивизии генерал А.П. Белобородов, вспоминая те тяжелые июльские дни отступления, писал: «Главные силы дивизии двинулись в Кривоносово пешим маршем. Это был трудный день. В небе – ни облачка, зато в степи, насколько хватает глаз, над дорогами висят облака пыли, поднятые марширующими колоннами. Пыльные завесы столь плотны, что только вблизи можно определить чья это колонна – советской пехоты или немецкой. Ошибались и фашистские летчики. Иногда они не бомбили нас, принимая за своих и наоборот – бомбили своих, принимая за нас».

Этот марш 9-я гвардейская стрелковая дивизия совершила 7 июля. Ей нужно было пройти от железной дороги Валуйки-Луганск до Кривоносово расстояние в 90 километров, а передовые немецкие части к тому времени уже захватили Россошь. Чтобы не дать врагу отрезать дивизии путь к отступлению, А.П. Белобородов послал на грузовиках отряд бойцов во главе с командиром 22-го полка И.Н. Романовым.

«Его отряд, – вспоминал Белобородов, – на сутки обогнув главные силы дивизии, вышел в район Кривоносово и занял оборону на 12-километровом участке, фронтом на север. Удалось отряду опередить и противника – танковые части 4-й немецкой танковой армии, наступавшие от Россоши на юг, на тыловые коммуникации 238-й армии, подошли к этому рубежу на несколько часов позже…

К утру 9 июля уже вся дивизия, совершив за двое суток 90-километровый марш, вышла в район Кривоносово и прямо с марша приняла бой с гитлеровскими танками и мотопехотой…

Бойцы 9-й гвардейской стояли насмерть. В том бою подвиги были в полном смысле слова коллективными. Между Кривоносово и Поббудным 30 фашистских танков и батальон мотопехоты окружили 2-ю стрелковую роту 22-го гвардейского полка. Рота, состоявшая из 25 человек, геройски пала, но не отошла ни на шаг. Фашисты потеряли здесь 5 танков. В роще, что южнее деревни Кривоносово, защищая штаб того же полка, погибли почти все штабные офицеры. Они гранатами подорвали четыре танка…

Упорное сопротивление гвардейцев, массовый героизм, проявленный ими в районе Кривоносово, нарушили планы вражеского командования. Ударная его группировка, потеряв полтора десятка танков, продвинулась за день лишь до деревни Бондарево, то есть на 2–3 километра».

Здесь к месту будет сообщить о том, что в 9-й гвардейской стрелковой дивизии с февраля 1941 года начальником политотдела был россошанец Данила Андреевич Наталич, который еще в гражданскую войну воевал под началом командира 14-й партизанской роты М.М. Малоедова.

А то, что немецкие танки и мотопехота подошли к Кривоносово после взятия Россоши только 9 июля, объясняется упорным сопротивлением, которое им оказала 159 танковая бригада между Лизиновкой и хутором Чагари. Об июльских боях под Россошью мы знаем, к сожалению, далеко не всё. Например, точно известно, что в ночь с 6 на 7 июля на станции Журавка выгрузилась 115 танковая бригада, которая должна была войти в группу войск генерала Пушкина. О боевых действиях этой бюригады сведений не сохранилось.

Через территорию Россошанского района отступала и 175 стрелковая дивизия 28-й армии. С 30 июня она с боями отходила под натиском превосходящих сил 17 армейского корпуса 6-й армии генерала Паулюса. За неделю непрерывных боев 175-я дивизия потеряла большую часть личного состава, всю артиллерию и транспорт. У нее не было связи со штабом армии, дивизия давно не получала боеприпасов, у нее не было соседей ни справа, ни слева.

Последний оборонительный рубеж, на котором пыталась закрепиться 175 дивизия, начинался у села Харьковского и заканчивался южнее – у Ржевки. Расстояние от Харьковского до Россоши по прямой немногим более 30 километров. Задержать немецкие танки и бронетранспортеры поредевшие полки дивизии без артиллерийской поддержки не смогли. После захвата немцами Россоши дивизия фактически оказалась в окружении. В этой исключительно сложной обстановке комдив А.Д. Кулешов принял решение пробираться к Дону небольшим группами. Со штабом дивизии осталось около 50 бойцов. В ночь с 13 на 14 июля, то есть неделю спустя после оккупации немцами Россоши, офицеры штаба и сопровождавшая их группа бойцов, пересекли севернее станции Райновская железную дорогу и пошли вдоль речки Черной Калитвы. Генерал-майор Кулешов для дневки наметил удаленный от дорог хутор Илюшевку. В следующую ночь он надеялся переправиться на левый берег Дона, который удерживали советские войска.

Добраться к Илюшевке до рассвета штаб дивизии и группа бойцов, его сопровождающая, не успели. До хутора оставалось не более километра, когда их заметили наблюдатели движущейся по проселку вражеской колонны, в которой было несколько легких танков и бронетранспортеров. Перестроившись для преследования отступающих, немцы огонь не открывали. Их переводчик кричал в мегафон: «Кулешов, Бельский, сдавайтесь!» Майор Т.В. Бельский был начальником штаба 175 стрелковой дивизии, и много лет спустя после войны он рассказал автору об этих печальных событиях.

Вражеский моторизованный отряд появился под Илюшевкой не случайно. Из допросов пленных немцы знали об отступающем штабе и специально охотились за ним. Положение создавалось критическое. Отражать атаку танков и бронетранспортеров личным стрелковым оружием было бессмысленно. Люди без команды бросились к хутору, за которым в речной пойме находилось заросшее густым камышом болото. По бегущим из бронетранспортеров ударили пулеметы. Майору Бельскому повезло. Он успел добежать до спасительных камышей. К сожалению, укрыться в болоте удалось не всем. В хуторе Илюшевке немцы взяли в плен раненого командира 175-й стрелковой дивизии генерала-майора Александра Демьяновича Кулешова. Впоследствии он был замучен гитлеровскими палачами в лагере военнопленных. Майору Т.В. Бельскому с небольшой группой бойцов и командиров удалось ночью пробраться на хутор Новую Мельницу. Там к ним присоединилось еще около 70 отступавших красноармейцев. Местные жители А.И. Дубровский и М.К. Голубов на следующую ночь провели их к Дону и помогали переправиться на левый берег. После выхода из окружения Тихон Владимирович Бельский был назначен начальником штаба 13-й гвардейской стрелковой дивизии, которой командовал генерал А.И. Родимцев. С этим прославленным соединением он прошел трудными дорогами войны от Сталинграда до Праги. Службу в армии закончил в звании генерал-майора. Последние годы работал преподавателем в военной академии имени М.В. Фрунзе.

В те первые тревожные дни гитлеровского нашествия оккупанты устраивали настоящую охоту на оставшихся в окружении и тайком пробирающихся к Дону красноармейцев и их командиров. Жители придонских сел и хуторов Россошанского района подкармливали их, помогали им найти более удобную и безопасную дорогу, прятали в укромных местах. Несколько таких групп окруженцев вывел к Дону житель Илюшевки Ф.И. Морозов. Он же, рискуя жизнью, приютил у себя раненого старшего лейтенанта Г.Ф. Яковенко и военную медсестру А.П. Голубчикову. Оправившись от раны Яковенко уже зимой по первому льду ушел к своим за Дон.

 

Популярные новости

На правах рекламы

Последние комментарии

Областные

Следственное, Россошь
Вчера 12:57 Областные 255

В Россоши с поезда сняли убийцу, забетонировавшего брата в подвале

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (убийство), по факту обнаружения местными жителями тела 46-летнего мужчины в…

Из истории города

Калитва, Россошь

Да, были люди…

Фев 27, 2015 Исторические 4520
ВОВ, Россошь

Солдатская медаль

Авг 25, 2015 Исторические 3241
Гранд, Россошь

Прощай "Винный"

Март 05, 2014 Исторические 6315
Саперы, Россошь

Чтобы снять шинель навсегда

Апр 30, 2015 Исторические 3625

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика