Историк Александр Чертков

Чертков, РоссошьВыдающийся русский историк, нумизмат, археолог, собиратель уникальной коллекции книг по истории России Александр Дмитриевич Чертков в 1825 году вступил во владение слободой Ольховаткой. Это был уже немолодой человек, ему в том году исполнилось 36 лет.

Александр Чертков по отцу приходился внуком генерал-губернатору Воронежскому и Саратовскому наместничеств Василию Алексеевичу Черткову (1726-1793). Примечательно, что полученное Александром Дмитриевичем недвижимое и движимое имущество целиком и полностью про-исходило из наследства его матери Евдокии Степановны Чертковой, урожденной Тевяшовой. Её отец, Степан Иванович Тевяшов, последний из династии Острогожских полковников, оставил в наследство единственной дочери более 200 тысяч десятин земли и около 14 тысяч душ крепостных. Так благодаря выгодной женитьбе старший сын генерал-губернатора Дмитрий Васильевич Чертков (1758-1831) сразу оказался в одном ряду с крупнейшими землевладельцами России. Ни высокая должность (Дмитрий Васильевич 22 года бессменно занимал выборный пост Воронежского губернского предводителя дворянства), ни тем более относительно скромные владения отца не смогли бы ему обеспечить такого огромного материального состояния.

К чести Д.В. Черткова он не промотал имущество жены, как это часто случалось и продолжает случаться, когда богатство достается слишком легко, а сохранил его и умножил, передав, в свою очередь, по наследству своему многочисленному потомству. В 1815 году, 29 лет спустя после женитьбы, статский советник Д.В. Чертков в собственноручно написанном документе сообщал, что в Московской, Воронежской и Владимирской губерниях за ним и его детьми «числится крестьян мужеска пола 14 725 душ». Далее он писал, что женат на дочери полковника Степана Тевяшова и имеет сыновей: «Лейб-гвардии конного полка поручика и кавалера Александра, 26 лет; гусарского полка поручика и кавалера Николая, 21 год; Первой конноегерской дивизии бригадного адъютанта поручика и кавалера Ивана, 19 лет».

В своей «анкете» Д.В. Чертков ничего не сообщал о дочерях, которых у него и Евдокии Тевяшовой было трое: Екатерина, Мария и Прасковья. Екатерина в 1809 году вышла замуж за П.А. Сонцова (1785-1850), который с 1820 по 1824 год занимал пост Воронежского губернатора, а затем до 1830 года пребывал на такой же должности в Орловской губернии. Мария в 1823 году соединила свою судьбу с бароном О.Д. Шеппингом. Быстрее всех закончился жизненный путь Прасковьи. 7 февраля по старому стилю 1812 года ее выдали замуж за генерал-майора И.А. Хрущова (1774-1824), а 29 мая 1813 года она умерла.

Преобладающая часть земельных владений Д.В. Черткова, полученных им после женитьбы на дочери С.И Тевяшова, находилась на юге Воронежской губернии в Богучарском, Валуйском и Острогожском уездах. Постоянным местом жительства Дмитрия Васильевича и его большой семьи был Воронеж. Дом Черткова стоял на углу нынешних улиц Чайковского и Фридриха Энгельса. Известно, что в этом доме предводителя воронежского дворянства в мае 1818 года навестил сам император Александр I.

Старший сын Дмитрия Васильевича Александр получил домашнее образование. В те времена оно обычно завершалось к 15 годам. Для такого образования специалисты не разрабатывали программ. Обучающемуся на дому подростку не нужно было держать экзамены на аттестат зрелости. Набор изучаемых дисциплин не отличался разнообразием. Основными предметами были русский язык и арифметика. Много внимания в домашнем обучении уделялось иностранным языкам, особенно, французскому языку. Кроме этого дворянские недоросли обычно получали некоторые познания в истории, преимущественно в античной, литературе и географии. Здесь невольно вспоминаются пушкинские строки: «Мы все учились понемногу, чему-нибудь и как-нибудь…». В конечном итоге, качество домашнего образования целиком и полностью зависело от квалификации учителей. Александру Черткову в этом отношении повезло. Среди его домашних наставников оказались француз-гувернер Мортель и учитель Воронежского народного училища Гаврила Петрович Успенский. О французе сведений не сохранилось, кроме замечания, что он «достоин памяти», в отличие от его соотечественников сплошь «безнравственных авантюристов».

Выпускник Петербургского учительского института Успенский преподавал в Воронежском народном училище ботанику, зоологию, историю, географию и латинский язык. Позже Г.П. Успенский стал профессором Харьковского университета, в котором преподавал историю. Современники, подчеркивая незаурядные познания Успенского в науках, считали его способным «возбудить в своих учениках большую любознательность и любовь к естественным наукам».

Наверное, на формирование личности Александра Черткова оказали положительное влияние не только названные выше учителя. Немаловажную роль в его становлении и последующих увлечениях имел пример дедов: бывшего воронежского генерал-губернатора В.А. Черткова и Острогожского полковника С.И. Тевяшова. Не надо также забывать, что детство и юность Александра прошли в Воронеже – городе, который тесно связан с историческими деяниями молодого Петра I.

В юные годы, в пору, когда молодого человека охватывает желание познавать окружающий мир, нет ничего удивительно в том, что он стремится «к перемене мест». В России дворянскую молодежь, прежде всего, притягивал Санкт-Петербург. Однако увидеть северную столицу Александру удалось не сразу. Он отправился туда, когда ему шел 20-й год. Провожая сына в дальний путь, заботливый отец поручил его Воронежскому губернатору А.Б. Сонцову. Последний помог Александру определиться со службой в Петербурге. Свою «трудовую деятельность» юный Чертков начал в последний день января 1808 года в Министерстве внутренних дел в низшем чине коллегии юнкером. В то время это Министерство возглавлял князь А.Б. Куракин (1759-1829). А.Б. Сонцов не только помог определиться Александру с работой, но еще и близко познакомил его со своими сыновьями, Петром и Григорием, которые служили в Лейбгвардии конном полку. Наверное, эта дружба с лейбгвардейцами и послужила причиной того, что через полтора года Александр сменил гражданскую службу на военную. В сентябре 1809 года он был принят эстандарт-юнкером (старшим унтер-офицером) в Лейбгвардии конный полк.

Юноши из дворянского сословия тогда предпочитали военное поприще другим занятиям. Тем более в конце первого десятилетия XIX века, когда по Европе шагала, увенчанная победами, наполеоновская гвардия. В октябре 1811 года Чертков получил чин корнета.

В июне 1812 года Наполеон с пятисоттысячной армией перешел границу России. Через два месяца армии французского императора и фельдмаршала Кутузова столкнулись в генеральном сражении под Бородино. В это время корнет Чертков с резервными эскадронами своего полка находился в Санкт-Петербурге.

В первый день весны 1813 года Чертков в составе полкового резерва покинул столицу. Почти всю весну он кочевал по Прибалтике и Польше. Наконец, в конце мая резервные эскадроны прибыли в полк, располагавшийся в окрестностях Гроткау. Боевое крещение корнет Чертков получил в августе в сражении при Кульмских высотах, которое для России и её союзников закончилось победой. За участие в этом сражении Александр Чертков был награжден орденом Святой Анны 3-й степени. В октябре того же года он в чине поручика участвовал в сражении при Лейпциге.. Это жестокое столкновение русских, австрийцев и немцев с наполеоновской армией получило название «Битвы народов». Потери союзников составили 53600 человек, из которых 22 тысячи были русскими. После этой битвы военные действия перешли на территорию Франции. Полк, в котором служил Чертков, перешел Рейн у города Базеля 1 января 1814 года. На следующий день поручик Чертков записал в своем дневнике, что «они ночевали в Германии, обедали в Швейцарии, а ужинать пришли во Францию».

На территории Франции русская конная гвардия больше месяца не принимала участия в боях. Похоже, император Александр I не спешил пускать ее дело.

В начале февраля 1814 года Наполеон снова проявил свой полководческий талант, разгромив армию, которой командовал генерал Блюхер. Конногвардейцам пришлось даже попятиться к Лангру, но уже 13 февраля русская конница снова повернула на Париж и на подступах к французской столице приняла участие в сражении при Фершампенуазе (область Шампань). Принимавший участие в этом бою поручик Чертков после писал: «Наш полк был на левом фланге союзной армии. В пять часов вечера мы атаковали французскую батарею… и захватили пушки. Наша армия в этот день одержала решающую победу». Отличившегося в этом бою поручика Черткова наградили Владимиром 4-й степени с бантом.

В бою за Париж, происходившем в средине марта, конногвардейцы не участвовали. Они приводили себя в порядок, готовясь к торжественному вступлению во французскую столицу, состоявшемуся 19 марта 1814 года. Для поручика Черткова это было счастливое время. Двадцатипятилетний офицер победившей армии неплохо проводил дни в одном из крупнейших городов Европы. Но парижская весна для Александра и его сослуживцев продолжалась недолго. 21 мая лейб-гвардии конный полк покинул Париж. Ему предстоял более чем 3-х тысячевёрстный переход, закончившийся в октябре в Санкт-Петербурге.

С возвращением в столицу для Черткова закончилась беспокойная походная жизнь. Начались размеренные, однообразные будни гвардейского офицера, в которые некоторое оживление вносили парады и смотры, являвшиеся непременными атрибутами императорского двора. Чертков поднимается по карьерной лестнице, но это продвижение нельзя назвать стремительным. В августе 1816 года он получил чин штаб-ротмистра, а еще через три года и два месяца стал ротмистром. В полку он занимает должность казначея, которая косвенно указывает на его порядочность, но никак не характеризует, как блестящего офицера, увешанного наградами завсегдатая аристократических салонов.

Ротмистра Черткова больше полковых «экзерциций» интересуют книги и науки. Вслед за своим дедом Степаном Ивановичем Тевяшовым он старается собрать и систематизировать труды, напечатанные на русском и иностранных языках о России. Александр тяготится армейской службой. Для себя он давно решил: дождаться присвоения звания полковника и подать прошение об отставке. В полковники его произвели в июле 1822 года, а в сентябре уволили из армии с правом ношения мундира.

Освободившись от армейской службы, Чертков еще около года прожил в Петербурге и в августе 1823 года отправился путешествовать в Европу. За два года пребывания за границей Александр Дмитриевич посетил Австрию, Швейцарию и Италию. Во Флоренции он тесно общался с графом Дмитрием Петровичем Бутурлиным (1763-1829), которого можно считать первым российским эмигрантом. Он перебрался сюда с семьей в 1817 году. Черткову и Бутурлину было о чем беседовать. Дмитрий Петрович в то время собирал книги для своей новой библиотеки (прежняя вместе с домом сгорела в Москве в 1812 году). Чертков тоже находился в постоянном поиске книг для пополнения своего собрания.

Значительно больше времени Александр Дмитриевич проводил в обществе другого замечательного россиянина, своего ровесника, Николая Ивановича Тургенева (1789-1871). Тургенев в то время лечился и жил довольно замкнуто. Чертков же был ему близок по духу, и они вместе к взаимному удовлетворению провели немало дней.

В одной из своих дневниковых записей Николай Тургенев отмечал, что проговорил с Чертковым «до 10 часов вечера о взяточниках в России и, возвращаясь домой, думал, что отсутствие из России имеет ту большую выгоду, что не видишь дураков и взяточников, с которыми обязан даже быть в сношениях в России».

О своём дружественном расположении к Черткову Тургенев писал в письме к Чаадаеву. Рассказывая об их совместных посещениях флорентийских достопримечательностей, он писал: «Самое лучшее в этих походах было для меня общество Черткова, и он более остался в моей памяти, нежели Вазари… и даже великий Микель Анджело…».

Наверное, приведенные выше высказывания, позволяют считать их единомышленниками, и вполне можно допустить, что их взгляды на внутриполитическое и экономическое положение в России во многом совпадали. И тут необходимо принять во внимание, что Николай Иванович Тургенев был одной из ведущих фигур в обществе декабристов.

Во время путешествия по Европе у Черткова была возможность познакомиться и с иностранными знаменитостями. Во Флоренции он подружился с ученым Себастьяном Чиампи, который в своей книге подробно раскрывал взаимоотношения Италии с Польшей и Россией.

Александр Дмитриевич проявил неподдельный интерес к итальянским древностям. Ему, интересовавшемуся историей с юных лет, невозможно было оставаться равнодушным в Риме, Неаполе, Палермо, Флоренции – в городах, представлявших собой своеобразные музеи под открытым небом. От этого двухлетнего путешествия у Черткова остались две больших тетради записей. В них особенно много места уделено описанию Сицилии. Свои впечатления от увиденного на острове он передал в книге «Воспоминания о Сицилии», богато иллюстрированной рисунками художника, который сопровождал дотошного российского путешественника.

Помимо древностей и природных красот этого экзотического острова Александр Чертков обратил внимание на бедственное положение населения Сицилии. Его неприятно удивило равнодушие католической церкви к своей пастве. «В Палермо, - писал он, - каждый третий человек населения есть духовный, два жителя должны снискивать насущный хлеб, чтобы поделиться или отдать большую часть третьему, не производящему, но имеющему привилегию жить праздно и утешать кормящих его обещанием, что он испросит им прощения их грехов».

По мнению Александра Черткова, чтобы жителям Палермо выйти из такого почти массового состояния нищеты, достаточно было бы закрыть два-три монастыря в городе и создать вместо них мануфактуры, с помощью которых «…можно было бы не только прокормить всех здоровых сицилийских нищих, но еще и содержать богадельню». Александр Дмитриевич считал, что люди, обладающие большими состояниями, должны помогать бороться с бедностью. «… У богатого человека, - писал он, - есть обязанность употребить избыток своих доходов не на дорогостоящие забавы, а на что-нибудь лучшее и полезнейшее для их отечества».

Обращая внимание на положение крестьян в Сицилии, Чертков не мог не думать о положении крестьян в России. В последующие годы его нововведения в собственном имении положительно сказались на состоянии крестьянских хозяйств.

В Россию Александр Дмитриевич вернулся в мае 1825 года. После путешествия лето он провел в слободе Ольховатке, перешедшей к нему по наследству от отца. В имение входили помимо Ольховатки хутора Марченков, Гирлы, Неровновка, Шапошниковка. Кроме этого Чертков получил слободу Дегтярную с хутором Ивановым в Валуйском уезде.

По соседству с Ольховаткой в слободе Россоши в то лето осваивал свою часть полученного наследства брат Александра Дмитриевича Николай, подполковник Ольвиопольского гусарского полка. Для этого он взял отпуск на четыре месяца. Младший брат Иван тогда ещё не вступил во владение Лизиновским имением. В то лето он был занят служебными делами, исполняя должность адъютанта начальника Главного штаба его величества, генерала от инфантерии князя Волконского.

Рядом с Ольховаткой в Марьевке находилось имение, унаследованное сестрой Александра Черткова Марией, после того, как она 1823 году вышла замуж за барона Отто Дмитриевича Шеппинга. Барон Шеппинг обладал хозяйственной жилкой, которая не заставила себя долго ждать. Он быстро понял, что земельные владения, которые принесла ему женитьба, находятся в зоне благоприятной для занятия овцеводством. Прервав путешествие по Европе, он оставил молодую жену в Дрездене, а сам приобрел мериносовых овец в Саксонии и незамедлительно доставил их в Марьевку.

В 1825 году Александр Чертков задержался в Ольховатке до поздней осени. Обживая новое место, он занимался межеванием отошедших к нему земель и налаживал управление имением. Вместе с тем уже в то лето он начал серьезно изучать флору и насекомых Острогожского уезда. Казалось бы, в таком удаленном от больших центров степном захолустье невероятно было встретить единомышленника по научным интересам, но такой человек нашелся. Доктор Карл Карлович Шуберт тоже увлекался естествознанием. Постоянно проживая в слободе, разместившейся у слияния Черной Калитвы и речки Ольховатки, Шуберт в летнее время собирал коллекции насекомых и отправлял их Черткову в Москву. Уже первое лето, проведенное Александром Дмитриевичем в Ольховатке, оказалось для него весьма результативным в познании местной природы. Это подтверждается его избранием в марте 1826 года почетным членом Московского общества испытателей природы. То было первое научное общество, с которого началась многолетняя научная деятельность Александра Дмитриевича. На основании собранного в окрестностях Ольховатки материала Чертков впоследствии издал на итальянском языке научное сочинение «Описание флоры Острогожского уезда».

Впечатление от первого летнего пребывания Черткова в Ольховатке можно найти в одном из его писем: «… Мои дни проходят в совершенном однообразии: все, что я делал вчера, я делаю в точности и сегодня, то есть я веду жизнь философа, который ест, пьет, спит, купается, совершает верховые прогулки».

К осени его философский настрой меняется. Он уже тяготится своей оторванностью от семьи, от друзей. В Россоши у брата Николая, созвавшего как-то на вечер помещиков округи, Александр не нашел подходящего товарища, с которым бы он мог постоянно поддерживать отношения. Это видно из письма, в котором он сообщал: «… Мы живем в полном неведении того, что делается в нескольких верстах от нас: Ольховатка, Россошь, Марьевка – вот наша сфера, вот наш политический мир… И наше существование здесь словно эпизод из жизни наших предков. И тот день, когда я отсюда уеду, будет самым счастливым днем в моей жизни». Его тянет в Орел, где в это время у сестры Екатерины и ее мужа Петра Александрович Сонцова собрались сестра Мария с мужем и брат Николай, у которого отпуск окончился, но он продлил его по болезни. Сонцов в то время занимал пост Орловского гражданского губернатора.

Александра Черткова задержали в Ольховатке дела по завершению межевания земель его имения. И после того, как он освободился, вместо того, чтобы сразу ехать в Орел, ему пришлось ещё заезжать в Воронеж, который в осеннюю распутицу показался ему «особенно грязным».

И уже в Орле Чертков узнал от зятя-губернатора о выступлении 14 декабря 1825 года на Сенатской площади в Санкт-Петербурге декабристов.

Лето следующего года Александр Дмитриевич, как и предыдущее, провёл в Ольховатке. Он продолжал заниматься размежеванием своих земель и с большим интересом вместе с К.К. Шубертом изучал местную флору и населяющих её насекомых. В сентябре его занятия меняются. Это было вызвано необходимостью завершить проект нового дома, который Чертков решил построить в Ольховатке.

Летом 1827 года А.Д. Чертков вряд ли смог появиться в Ольховатке. Угроза войны с Турцией, давним противником России, побудила его снова вернуться в армию. В июне он определился в гусарский полк эрцгерцога Фердинанда, ранее именовавшийся Изюмским полком. Местом новой службы стал город Ливны.

Начало 1828 года полковник Чертков встречал в Москве. Сюда он приехал вместе с М.Д. Бутурлиным. Друзья остановились на разных квартирах: Бутурлин – у своих родственников Чернышёвых, а Чертков - у отца. Граф Григорий Иванович Чернышёв ( 1762-1831) был многодетным отцом. Его жена Елизавета Петровна (1773-1828) родила ему шесть дочерей и единственного сына декабриста Захара Чернышёва. Не удивительно, что дом графа Чернышёва привлекал засидевшихся в женихах холостяков. Само собой разумеется, что М.Д. Бутурлин поспешил представить своего друга этому семейству. Александру Черткову сразу понравилась Елизавета Григорьевна. Их отношения развивались стремительно – познакомились в январе 1828 года, а уже в феврале состоялась помолвка. Жениху в это время шёл 39-й год, а невесте было почти 23.

Александр Дмитриевич познакомился с Чернышёвыми, когда они переживали тяжёлые времена. Мать невесты тяжело болела. Она слегла после того, как в декабре 1825 года в родовом имении Тагино Орловской губернии на её глазах арестовали сначала зятя Никиту Михайловича Муравьёва, а потом сына ротмистра кавалергардского полка Захара Чернышёва. Дочь Александрина, оставив на свекровь троих малолетних детей, последовала за мужем в Сибирь.

Графиня Чернышёва умерла через несколько дней после помолвки своей дочери Елизаветы с Александром Чертковым. Несмотря на предчувствие близкой кончины, Елизавета Петровна настаивала, чтобы из-за её смерти свадьбу не откладывали.

В мае 1828 года, когда Александр Дмитриевич венчался с Елизаветой Григорьевной, Турция объявила войну России. В июне молодожёны отправились в Ольховатку, но обживать новый дом им пришлось недолго. Чертков вынужден был вернуться в полк. Командование поручило ему закупить лошадей для резервных эскадронов. Вскоре 2-я гусарская дивизия, в которую входил полк эрцгерцога Фердинанда, выступила в поход на Балканы.

Елизавета Григорьевна осталась в Ольховатке без мужа. Оказавшись впервые в жизни одна, она тосковала оттого, что рядом не было близких людей. Только в конце августа жена Александра Дмитриевича смогла вернуться в родительское имение в Тагино.. Оттуда она вместе с мужем по примеру других офицерских жён собиралась ехать на войну. Черткову удалось уговорить жену остаться дома, а самому пришлось в сентябре догонять свой полк, который в это время уже находился возле турецкой крепости Силистрия на Дунайской оборонительной линии. Полковнику Черткову поручено было командовать резервными эскадронами полка, однако он не отсиживался в тылу, а в октябре дважды участвовал с вверенными ему эскадронами в отражении вылазок турок из осаждённой крепости. Участвовать в боях с осаждённым врагом Александру Дмитриевичу пришлось недолго. Полк понёс большие потери, причём больше от местной лихорадки, чем от боевых действий.

В ноябре Черткова направили в Бердичев для формирования двух резервных эскадронов. Вскоре ему удалось получить отпуск на 28 дней, позволивший ему накануне Нового,1829 года, повидаться с молодой женой. Елизавета Григорьевна больше не захотела расставаться с мужем, и в январе, когда закончился отпуск Александра Дмитриевича, они вместе отправились в Умань, к новому месту расположения полка. Здесь в марте полковник Чертков становится отцом. Новорожденную в честь матери назвали Елизаветой.

В Умани Чертковы оставались недолго. После увольнения из армии, которое произошло в августе 1829 года, Александр Дмитриевич вместе с женой и дочерью провели осень в Ольховатке. Оттуда на зиму они перебрались в Москву. Почти два года им пришлось жить на съёмной квартире, пока в августе 1831 года Чертков не купил на Мясницкой улице большой каменный дом с двумя флигелями, куда он и переехал с семьёй в конце ноября. Этому особняку в то время было около полутора веков, и у него уже была большая история. Вначале этот дом принадлежал одному из Касимовских царевичей, бездетному потомку ханов Золотой Орды, именовавшемуся Иваном Васильевичем. С 1742 года в этом доме жил московский губернатор Н.П. Салтыков, а потом его наследники. Во время пожара 1812 года это монументальное сооружение не пострадало. Дом на улице Мясницкой стоит и сейчас, представляя собой один из замечательных архитектурных памятников российской столицы.

Ещё до переезда в новый дом в семье Чертковых произошло прибавление – родилась вторая дочь Софья. Летом 1832 года поездку на берега Чёрной Калитвы пришлось отложить. Елизавета Григорьевна опять ждала ребёнка. И к большой радости отца она в ноябре родила сына, которого в честь деда с материнской стороны назвали Григорием.

Летом 1833 года Чертковы приехали в Ольховатку с тремя детьми в сопровождении воспитателей, няни и многочисленной прислуги. Ранней весной 1834 года у Александра Дмитриевича и Елизаветы Григорьевны родилась дочь Александра, на которой увеличение членов семьи Чертковых завершилось. Это было связано с ухудшением здоровья Елизаветы Григорьевны. С того года поездки Чертковых всем семейством в Ольховатское имение прекратились.

В то далёкое время, когда в России ещё не было железных дорог, поездка в имение, расположенное на расстоянии почти восьмисот километров от столицы, была сопряжена с большими трудностями, особенно для нездоровой мамы с маленькими детьми. Нужно также принять во внимание, что московская жизнь Александра Дмитриевича всё более наполнялась творческой и общественной работой. В 1833 году он избирается Действительным членом Императорского Московского общества сельского хозяйства. При этом Александр Дмитриевич не только присутствует на заседаниях общества, но и непосредственно в своем имении осуществляет разработанную обществом программу по улучшению овцеводства. Эта отрасль животноводства в те годы быстро развивалась в имениях братьев Чертковых. В овчарнях Александра Дмитриевича содержалось около 800 породистых и более 500 простых овец. У владельца Россоши Николая Черткова породистых овец было приблизительно столько же, но простых овец в его имении насчитывалось в шесть раз больше, чем у старшего брата. У самого младшего из братьев Чертковых, Ивана Дмитриевича, в овчарнях села Михайловки, которая тогда относилась к Богучарскому уезду, количество овец приближалось к 2000 голов. В последующие годы разведение овец в имениях помещиков Чертковых получило ещё большее развитие. При этом младший из них в этом деле опередил старших. Иван Дмитриевич уже не только разводил овец, но и вступил в акционерное общество, владевшее фабрикой по переработке шерсти в подмосковном селе Перово. Шерсть из воронежских имений Чертковых пользовалась спросом на ярмарках в Москве, Харькове и знаменитой Нижегородской ярмарке. Скупщики шерсти считали, что шерсть с овец, выращенных на пастбищах разбросанных по берегам Чёрной Калитвы и её притоков, обладает особым качеством.

Александру Дмитриевичу из-за своей увлечённости научными занятиями и разносторонней общественной деятельностью нелегко было одновременно успешно заниматься хозяйством своего имения. Вместе с тем он не оставался равнодушным к судьбе обездоленных людей, что тоже отнимало у него немало времени. При его участии в 1833 году было открыто работное заведение для 400 бездомных жителей Москвы, и он сам же в течение шести лет руководил этим заведением.

Неутомимая деятельность и бескорыстное стремление А.Д. Черткова приносить пользу обществу быстро оценили современники. 22 октября 1835 года он был избран Московским уездным предводителем дворянства. Несмотря на занятость общественными делами, Чертков продолжает свои научные занятия. Находясь в постоянном поиске, он пополняет свою библиотеку, собирает русские древности и монеты для того, чтобы их изучить и классифицировать. В 1834 году выходит в свет его «Описание древних русских монет» с таблицами, положившее начало российской научной нумизматике. За этот труд Александр Дмитриевич получил от Российской академии наук полную Демидовскую премию, от которой лауреат отказался, передав ее в распоряжение Академии для напечатания Остромирова Евангелия.

В 1835-1836 годы Чертков издает в двух частях с красочным атласом «Воспоминания о Сицилии». Подтверждением признания его научных работ было избрание в 1836 году Черткова вице – президентом Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском университете. Это общество было учреждено в 1804 году для учёта и издания древних летописей. Александр Дмитриевич постоянно занимается исследовательской работой, выступает с научными статьями в московских журналах. В кругах учёных-историков его признание растёт. Вскоре Одесское Общество Истории и Древностей избирает А.Д.Черткова своим действительным членом. А в последний день 1842 года его удостаивают чести быть избранным членом Императорской Академии Наук.

Одновременно с научной известностью растёт авторитет и влияние Александра Дмитриевича в общественной жизни Москвы. В 1844 году его полномочия предводителя дворянства с уездного уровня поднимаются до губернского. Должность предводителя дворянства Московской губернии он бессменно исполнял до 1856 года. В эти годы А.Д. Чертков активно работал в комиссии для построения в Москве храма Христа Спасителя. Русское археологическое общество в октябре 1847 года избрало Александра Дмитриевича своим почётным членом, а с 1849 по 1857 год он ещё и президент Императорского Общества Истории и Древностей Российских при Московском университете. Примечательно, что заседания этого общества по большей части происходили в доме Черткова на Мясницкой улице. Широкие научные интересы, многогранная общественная деятельность хозяина превратила этот дом в культурный центр Москвы. Здесь собирались известные учёные, писатели, поэты, артисты. В стенах этого замечательного особняка бывали А.С. Пушкин, Н.В. Гоголь, В.А. Жуковский, М.Н. Загоскин, Ф.И. Глинка, М.С. Щепкин. Из этого списка российских знаменитостей, пожалуй, чаще других посещал дом Александра Дмитриевича Николай Васильевич Гоголь. Был случай, когда писатель под крышей этого дома скрывался от почитателей своего таланта. Это произошло во время первого представления «Ревизора». На спектакле он находился в ложе вместе с Чертковыми. Когда в антракте публика стала вызывать автора, смутившийся Гоголь быстро покинул ложу и ушёл из театра. Вернувшиеся домой после премьеры спектакля Чертковы, к великому своему удивлению, обнаружили Николая Васильевича у себя в гостиной, спящим на диване.

Обычно избегавший публичных выступлений, Н.В. Гоголь не стеснялся читать свои произведения в доме А.Д. Черткова. Вспоминая об одном из таких чтений, старшая дочь Черткова Елизавета Александровна писала: «…Вводимые им лица говорили словно живые, и он лицедействовал, как чудесный актёр на сцене». Особенно у Гоголя были дружественные отношения с Елизаветой Григорьевной Чертковой. Они изредка переписывались. В Риме зимой 1838-1839 года писатель и жена Черткова вместе ухаживали за тяжело больным юным графом И.М. Виельгорским. Вспоминая об этом несчастном юноше, преподаватель Московского университета М.П. Погодин писал: «… На руках Елизаветы Григорьевны Чертковой и Гоголя увял этот прекрасный цветок». Николай Васильевич близко познакомил с семьёй Чертковых свою маму Марию Ивановну и сестёр Анну, Елизавету, Марию и Ольгу. Известно, что мать Гоголя с дочерьми гостили у Чертковых в Ольховатке.

Занимаясь общественной и научной работой, Чертков в то же время заботился об улучшении хозяйства своего имения. При нем в Ольховатке был построен один из первых в Воронежской губернии свеклосахарный завод. Сахарное производство в России началось в период правления Петра Первого. В 1718 году император издал указ, вменявший в обязанность купцу Павлу Вестову открыть в Москве завод для производства сахара. Сладкий продукт на этом заводе изготовлялся из импортного сахарного тростника. К разработке промышленного производства сахара из свеклы в России приступили только в конце XVIII века. В этом деле важную роль сыграл Яков Степанович Есипов, разработавший оригинальную технологию получения сахара из свеклы, с применением извести для очистки свекловичного сока. К 1802 году у Есипова в Тульской губернии уже работало два сахарных завода. В 1809 году И.А. Мальцев построил в Орловской губернии третий завод. Минуло ещё 16 лет, и в России уже работали семь заводов, производивших сахар из свеклы.

Российское правительство стремилось создать выгодные условия для отечественных сахарных промышленников, что способствовало развитию этой отрасли. Первые сахарные заводы строились вблизи промышленных центров. Однако климат и земля этого региона не позволяли добиваться высоких урожаев сахарной свеклы. Для произрастания этой культуры более благоприятными природными условиями обладали Украина и Центральное Черноземье. Поэтому именно в этих регионах страны в 30-40-е годы XIX столетия начало быстро развиваться производство свекольного сахара.

Свеклосахарное дело в России активно пропагандировало Московское Общество сельского хозяйства. В 1834 году при нем был образован комитет сахароваров, одним из членов которого был избран Александр Дмитриевич Чертков. Его членство в этом обществе с лихвой было оправдано тем, что в том же году в принадлежавшей ему слободе Ольховатке начал работать сахарный завод.

Появление завода способствовало увеличению посевов сахарной свеклы в помещичьих хозяйствах и у крестьян округи. На начальной стадии работы завода большая часть сырья поступала с полей имения самого Черткова. В 1840 году у ольховатского помещика под сахарной свеклой было занято около 400 гектар посевной площади. Для многих крестьян Ольховатки и ближайших сел стало выгодно выращивать сахарную свеклу. Урожай её частично шел на уплату помещичьего оброка, а частично на продажу тому же помещику.

Сахарное производство способствовало развитию животноводства и в хозяйстве Черткова, и в крестьянских хозяйствах. Свекольная ботва и жом (отходы, остающиеся после отжима сока свеклы) представляли собой хороший корм для скота.

Александр Дмитриевич построил для своего завода добротное кирпичное здание. Сок из свеклы выдавливался на 15 гидравлических прессах. Из полученного сока выпаривался сахар в металлических котлах. На этот процесс уходило большое количество дров. Вскоре Чертков нашёл более калорийное топливо. Он одним из первых начал использовать на своем заводе каменный уголь, который в Ольховатку доставляли на повозках с воловьими упряжками с Луганских казенных разработок. На заводе Черткова за год сжигали до 150 тысяч пудов угля. Расходы на сырье и топливо с лихвой окупались прибылью, получаемой от реализации продукта. В 1842 году Чертков построил ещё один сахарный завод в слободе Дегтярной, находившейся в Валуйском уезде, где Александру Дмитриевичу принадлежало около 9 тысяч десятин земли. Однако этот завод проработал недолго. Из-за неурожайных 1848, 1849 годов работу сахарного завода в Дегтярной пришлось приостановить. А после пожара, случившегося на заводе в 1850 году, его пришлось закрыть совсем.

Ольховатский сахарный завод продолжал работать стабильно. На заводе было занято 10 мастеров и 400 рабочих. В середине XIX столетия по объему производства продукции он считался самым крупным в Воронежской губернии. В 1857 году сахарный завод Черткова произвел за сезон более 191 тонны сахара (заметим, что в 1825 году семь сахарных заводов России, производивших свекольный сахар, выпустили за год всего 240 тонн сладкого продукта). После реализации сахара помещик Чертков получал более 52 тысяч рублей чистого дохода, что составляло более 1\3 всей прибыли, получаемой помещиком с ольховатского имения.

Для устойчивой работы своего сахарного завода Чертков поощрял расширение посевов сахарной свеклы в хозяйствах своих крестьян. Ольховатское крестьянское общество получало от него денежные ссуды, он также помогал своим крестьянам приобретать быков – основное тягло, без которого в то время нормально вести хозяйство на земле было невозможно.

В Шапошниковке Александр Дмитриевич построил паровую мельницу, на которой, используя американскую технологию, зерно превращали в манную крупу и муку высшего сорта. Здесь же работала маслобойня и валяли сукно. Чертков проявлял заботу и о распространении грамотности среди жителей слободы Ольховатки. Он открыл в слободе школу, в которой обучалось 76 мальчиков и 8 девочек. По современным нормам это, конечно же, совсем немного, учитывая, что в 1858 году по данным 10-й ревизии в Ольховатке поживало 7759 человек населения. Но, давая оценку вклада Черткова в деле обучения грамоте крестьянских детей, нужно иметь ввиду, что в то время таких частных сельских школ было только 7 на всю Воронежскую губернию. Причем, из них тому же Черткову принадлежала еще одна школа, открытая им в Россоши после 1852 года, когда к нему перешла половина этой слободы, принадлежавшей ранее умершему брату Николаю.

Александр Дмитриевич поощрял у своих крестьян стремление к предпринимательской деятельности. Наглядным примером такого отношения к своим подданным является судьба деда Антона Павловича Чехова, Егора Михайловича (1798-1879), который был крепостным Черткова и начинал свою трудовую деятельность рабочим на Ольховатском сахарном заводе. Знания, полученные в слободской школе, и природные способности позволили вскоре рабочему Чехову выдвинуться в приказчики. Хозяин довольно быстро разглядел в своём подданном склонность вести коммерческие дела и начал поручать ему продажу скота, откармливаемого на отходах сахарного производства. Занимаясь торговлей, он получил возможность свободно передвигаться по стране. При этом Чехову приходилось торговать не только на Ольховатских, Россошанских и других ярмарках ближних селений, но и выезжать в другие губернии.

В те времена через Ольховатку проходил довольно оживлённый гужевой тракт, соединявший Воронеж с Ростовом. У Егора Михайловича появляется возможность бывать на ярмарках Воронежа, Ростова и других городов. Там он продаёт не только хозяйских, но и своих бычков. У него появляются знакомые среди торговцев, и эти деловые связи положительно сказываются на его коммерческих делах. Умение выгодно торговать приносило прибыль. Чехов основную выручку отдавал хозяину, оставляя небольшую её часть себе. Заработанные деньги Егор Михайлович не транжирил, а упорно собирал, поставив перед собой цель: выкупить на волю за эти деньги себя, жену и четверых детей.

Выкупиться вместе со всей семьёй Е.М. Чехову удалось в 1841 году. Сколько он заплатил денег за выкуп, точно не известно. Одни авторы утверждают, что он всего заплатил 875 рублей, другие считают, что ему пришлось за каждого члена семьи отдать по 700 рублей. Оставим бесполезное занятие по уточнению суммы выкупного платежа, о размерах которого, скорее всего, точно знали только два человека: сам Егор Михайлович и его хозяин.

Из воспоминаний младшего брата Антона Павловича Чехова, Михаила, известно, что при выкупе у Егора Михайловича не хватило денег заплатить за дочь Александру. Он стал просить помещика не продавать дочь, «подождать пока у него будут деньги, и он сможет выкупить её. Чертков подумал, махнул рукой и сказал: « Так и быть, бери её в придачу».

После освобождения Егор Михайлович Чехов с семьёй отправился из Ольховатки по ранее проторённой дорожке на юг под Таганрог. Там в слободе Крепкой он нанялся управляющим имения к графу Платову. Со временем Егор Михайлович устроил своих сыновей в подмастерья и в дальнейшем помог им стать купцами.

В ноябре 1852 года умер брат Александра Дмитриевича, Николай, которому принадлежала Россошь. Судьбу наследства брата решал Александр Дмитриевичем вместе с младшим братом Иваном Дмитриевичем. Они, прежде всего, выполнили последнюю просьбу умершего: отпустить на волю 155 человек дворовых крепостных. Россошанское имение Николая разделили поровну. Александру Дмитриевичу досталась северная часть Россоши, в которой тогда проживало 2448 человек, с хуторами Подгорным, Осаульским и Новопостоялым.

Участвуя в разделе имения брата, А.Д. Чертков не желал, чтобы принадлежавшее ему имение после его смерти постигла та же участь. Не желая дробить владение, он в конце жизни обратился к властям с просьбой, о которой 13 декабря 1856 года Воронежский вице-губернатор сообщил губернскому предводителю дворянства П.П. Войкову в официальном письме: «Помещик Воронежской губернии тайный советник Александр Дмитриевич Чертков, желая в родовом имении его, состоящем Острогожского уезда в слободах Ольховатке и Россоши, в которых числится 8780 мужского пола душ, установить на правах майоратских имений, порядок перехода онаго в нисходящем от него потомстве к старшему в роде».

После смерти Александра Дмитриевича Черткова, последовавшей в 1858 году имение перешло к его единственному сыну Григорию Александровичу (1832-1900).

Популярные новости

На правах рекламы

Афиша города

25.11.2017 09:00 [СОК "Строитель"] Кубок открытия мини-футбольного сезона 2017-2018 г.г

25.11.2017 09:30 [СК "Химик"] Открытый Чемпионат Россошанского муниципального района по волейболу среди любительских мужских команд юга Воронежской области в рамках

25.11.2017 15:00 [ДРРК] Конкурсная программа «А ну-ка, мамочки!»

25.11.2017 15:00 [ДК имени Милованова] Праздничный концерт ко Дню матери

25.11.2017 15:00 [СК "Химик"] Регулярный Чемпионат Россошанского района по баскетболу

25.11.2017 18:00 [Молодежный центр] Концерт хора «Воронежские девчата»

26.11.2017 09:00 [СОК "Строитель"] Кубок открытия мини-футбольного сезона 2017-2018 г.г

26.11.2017 10:00 [Школа №10] Проведение муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по предметам: физика, биология, история, ОБЖ

26.11.2017 10:00 [СК "Химик"] Соревнования по настольному теннису в зачет Спартакиады предприятий и организаций г. Россошь и Россошанского района, сельских поселений Р

26.11.2017 14:00 [ДК Созвездие] Праздничный концерт ко Дню матери «Прекрасен мир любовью матери»

26.11.2017 15:00 [СК "Химик"] Чемпионат ВБЛ первый круг сезон 2017 – 2018 по баскетболу «Химик» (Россошь) - «АвтоКлад» (Воронеж)

26.11.2017 16:00 [ДК имени Милованова] Концерт ансамбля "Милена" "Вам с песней сердце отдаем!". Цена - 100 р.

28.11.2017 18:00 [Молодежный центр] Концертная программа "Куклачев и его кошки"

29.11.2017 17:00 [Молодежный центр] Финал районного студенческого фестиваля национальных культур "Мы не разные"

06.12.2017 00:00 [Школы города] Итоговое сочинение 11-классников

 

Также вы можете посетить: Молодежный центр, Детский развлекательно-развивающий комплекс "Изумрудный город"Ледовую арену, СК "Химик", СОК "Строитель"кинотеатр, боулинг, обсерваторию, бильярд, Городское туристическое агентство «Презент», Краеведческий музей, Воскресную школу, Музыкальную школу, Дом ремесел.

Последние комментарии

Областные

Взятки, Россошь
Ноябрь 13, 2017 Областные 218

Воронежская область вошла в список регионов, в которых чаще всего дают взятки‍

Воронеж вошел в ТОП-10 регионов, в которых чаще всего дают взятки. Данные опубликовала Генеральная прокуратура России на портале правовой статистики. Рейтинг составлен на числе преступлений, зарегистрированных с начала 2017 года по сентябрь. Возглавляет…

Из истории города

Закурко, Россошь

Одиссея разведчика Закурко

Авг 13, 2015 Исторические 2983
Морозовка, Россошь

Крестьянский комбриг

Март 11, 2015 Исторические 4568
Военкомат, Россошь

Их водила молодость

Авг 28, 2015 Исторические 3437
Новая Калитва, Россошь

Бой за Новую Калитву

Авг 11, 2017 Исторические 670
Снаряды, Россошь

Разгром штаба корпуса

Авг 11, 2017 Исторические 738

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика