Крестьянский командарм

А.Я. Морозов, РоссошьВесной 1920 года Красная Армия разгромила и прогнала белых с Дона и Северного Кавказа. Гражданская война ушла далеко от донских берегов на Крымский полуостров и просторы Таврии. Большинство мужчин продолжало воевать. Из-за нехватки рабочих рук большая часть земли оставалась невозделанной. Жилось крестьянам трудно, зачастую голодали. У многих воюющие армии забрали скот, в том числе и лошадей.

После изгнания белых большевистское правительство обязало крестьян выполнять продразверстку. Все излишки хлеба, а зачастую и часть необходимого, их принуждали отдавать «за так» новой власти. Продотряды для жителей села стали настоящим бедствием. Свободную торговлю запретили, да и торговать крестьянам, по сути, было нечем. Недовольство советской властью быстро нарастало в российских селах. На горизонте замаячила угроза второй гражданской войны. В разных концах страны крестьяне поднимались на борьбу с беспределом власти. Одно из таких восстаний осенью 1920 года вспыхнуло в Старой Калитве.

До недавнего времени это вооруженное выступление крестьян подавалось как бандитский бунт, спровоцированный кулаками и другими антисоветскими элементами. На самом же деле крестьян толкнула на чрезвычайные действия, прежде всего, сама большевистская власть, которая так же, как и ее противники, губила «дело борьбы за народное счастье». Из секретного рапорта № 69 комиссара вооруженных сил Евстратовско-Богучарского района Воднева командующему 2-й особой армии республики можно получить наглядное представление о творимых на местах безобразиях, которые в рапорте названы «крупными неправильностями».

Населению Старой и Новой Калитвы за зерно, реквизированное продотрядами в 1919 году, «не было заплачено ни копейки, разверстка в текущем году (1920 – авт.) производилась по едокам, а не по классовому принципу», то есть хлеб забирали одинаково как у бедных крестьян, так и у богатых.

С самого начала восставшие выдвинули лозунг: «Против грабежей и голода». В рядах восставших с самого начала оказались не только зажиточные крестьяне и «подкулачники», но и коммунисты, присоединявшиеся к повстанцам не по одиночке, а «организацией в целом». В восстании активное участие приняло «все население, начиная от стариков и кончая женщинами и детьми».

Годом раньше точно так же действовал народ в Верхне-Донском округе, поддержавший восстание казаков. «В начале восстания в Вешенской, - писал М.А. Шолохов, - на складе осталось 5 миллионов холостых патронов. Окружной совет мобилизовал лучших кузнецов, слесарей, ружейников. В Вешенской организовалась мастерская по отливке пуль, но не было свинца, не из чего было лить пули. Тогда по призыву окружного совета на всех хуторах стали собирать свинец и медь. С паровых мельниц были взяты все запасы свинца и баббита. Кинули по хуторам с верховыми гонцами короткое воззвание: «вашим мужьям, сыновьям и братьям нечем стрелять…».

…И бабы несли в хуторские советы все годное и негодное, ребятишки хуторов, где шли бои, выковыривали из стен картечь, рылись в земле в поисках осколков».

Такое проявление сплоченности населения в критические моменты бывало и в других местах. Когда в декабре 1918 года бойцы Россошанской партизанской роты дрогнули на Мамонской горе под натиском казаков генерала Краснова, их отцы. Жены, сестры и младшие братья, вооружившись чем попало, дружно бросились из слободы Россоши им на помощь. Кто-то скажет: направленность действий была другой. Но в те смутные времена мучительных колебаний вектор симпатий и антипатий менялся намного чаще, чем в другие, относительно спокойные периоды нашей истории. И, справедливости ради, нужно отметить, что повстанцы не изменяли общему политическому направлению. Тот же комиссар Воднев в своем рапорте писал: «Советы не разгоняются, а привлекаются на сторону восставших. Внешняя форма Советов сохраняется даже тогда, когда работники последних или бежали, или разогнаны повстанцами. Портреты вождей революции - Ленина и Троцкого – всюду сохраняются наряду с советским флагом». Все это говорит том, что восстание, начавшееся в Старой Калитве, не было направлено против советского строя. В этом выступлении крестьян проявилось крайнее возмущение несправедливостью, которую творили на местах руководители продотрядов. Они фактически грабили народ, нередко вместе с продуктами забирая себе то, что понравилось.

Восстание получило свое название по имени его военного руководителя И.С. Колесникова, но началось оно без его участия. В августе 1920 года дезертировавшие из Красной Армии жители Старой Калитвы Григорий Колесников и Марко Гончаренко организовали группу, состоявшую из полутора десятков таких же дезертиров, для защиты своих хозяйств от государственных поборов. Однако в то смутное время эти лихие ребята не прочь были заняться и грабежами. Впервые этот отряд столкнулся с заготовителями продовольствия 12 октября на хуторе Новая Мельница. Григорий Колесников со своими хлопцами «убил продовольственного агента, зверски избил восемь бойцов, сопровождавших его».

После этого столкновения крестьяне соседних сел и хуторов тоже стали создавать вооруженные группы самозащиты против набегов продотрядовцев. Численность отряда Григория Колесникова быстро росла. В начале ноября он «совершил нападение на продотряд в слободе Старой Калитве. Из 60 бойцов продотряда18 были убиты… А 7 ноября, рано утром, зловещие звуки набата понеслись над слободой Новой Калитвой и ее окрестностями». Так описывалось начало крестьянского восстания в очерке Р. Литвинова «В те тревожные годы».

Более полувека назад в Воронеже мне довелось встретиться с ветераном КПСС П.П. Грищенко, который во время подавления восстания Колесникова был назначен председателем райревкома в слободе Россоши. От беседы с ним в моем блокноте сохранилась запись: «В начале ноября 1920 года в Старую Калитву для взимания продразверстки прибыл продотряд. При нем находился начальник окружного продсовещания Попельпу. Крестьяне слободы на сходе выбрали двух своих представителей для того, чтобы они при изъятии зерна в крестьянских хозяйствах, помогли определить, сколько зерна оставить крестьянам на посев и прокорм семьи. Само собой разумеется, что представители крестьянского схода отстаивали интересы селян и тем самым ограничивали объем взимаемого зерна. Попельпу это не понравилось, и он приказал своим продотрядовцам забирать хлеб подчистую. Выбранные сходом крестьяне решительно запротестовали. В ответ рассерженный начальник выхватил наган и убил обоих крестьян».

Чрезвычайная жестокость Попельпу, которого власти задним числом объявили польским шпионом, послужила непосредственным поводом к общему выступлению жителей Старой и Новой Калитвы.

Бесчинства продотрядовцев в Старой Калитве возмутили крестьян слободы и ее округи. Дело принимало серьезный оборот. Каждому было понятно, что власти не оставят безнаказанно разгром продотряда. Вопрос о том, что предпринять дальше, обсуждался на многочисленном сходе в Новой Калитве. Решено было защищаться. Военным руководителем вооруженных повстанцев единогласно выбрали Ивана Сергеевича Колесникова.

«По документальным данным, - писал А. Резников в очерке «Робин Гуд из Старой Калитвы», - нам известно, что родился Иван Сергеевич в Старой Калитве, в годы первой мировой войны прошел нелегкий путь от рядового до младшего унтер-офицера и командира взвода. После 1917-го участвовал в гражданской войне, сражался в рядах Красной Армии за Советскую власть, был рядовым красноармейцем конной разведки 107-го (с августа 1919 года – 357-го) стрелкового полка 40-й Богучарской дивизии (этим полком командовал россошанец М.М. Малоедов – авт.). В конце мая 1919-го его назначают командиром взвода, затем – комендантом штаба полка, а в начале 1920 года – командиром 3-го батальона 357-го стрелкового полка. Иван Колесников обладал исключительной храбростью, воодушевлял солдат своим личным примером, всегда был в гуще боя и только во второй половине 1919-го был ранен не менее двух раз. В июне 1920 года Колесников был назначен казначеем своего полка и в конце месяца убыл в командировку в отдел снабжения дивизии. По слухам, казначей Колесников якобы проворовался, дезертировал, а когда добрался домой, в Старую Калитву, там уже началось восстание». Указанные выше обвинения приписываются Колесникову без каких-либо документальных доказательств, и поэтому факт воровства и дезертирства нельзя сегодня ни подтвердить, ни опровергнуть. Бытовала и другая версия, что Колесников приехал домой в отпуск по ранению и в военные руководители восстания пошел вовсе не добровольно, а по настоянию руководивших сходом зажиточных крестьян.

Численность повстанческого отряда Колесникова росла быстро. В первый же день по воспоминаниям воронежских чекистов в его отряд вступило до тысячи человек. Губернские власти в начале не придали серьезного значения выступлению крестьян в придонских слободах. На его подавление были посланы небольшие армейские подразделения и отдельные отряды, сформированные из партийцев и рабочих. В слободе Россоши такой отряд был создан 22 ноября 1920 года. В него вошли члены волисполкома, сельсоветчики, все члены партии и милиционеры. Другой отряд сформировали на станции Евстратовка из рабочих-железнодорожников. В начале декабря эти от-ряды выступили против восставших. Один из бойцов железнодорожного отряда П.Ф. Гребенник, вспоминая о тех днях, писал: «Мы разбились на две группы, одна шла по главному шляху Евстратовка – Терновка – Старая Калитва, другая группа – Колбинка – Новая Калитва, то есть по правой стороне реки Черной Калитвы. В бой с восставшими вступили в селе Терновка, где нами было отбито 70 лошадей, взятых повстанцами у закупочной комиссии, а также много оружия. Однако под давлением… противника нам пришлось отойти с боем. При отступлении мы потеряли четырех товарищей. Они были взяты в плен, и из них троих – профсоюзного работника Е.И. Козенко, сторожа топливного склада И.И. Лаптиева и политкома П.Т. Репалова – колесниковцы живьем пустили под лед, а председатель участкового комитета профсоюза железнодорожников М.И. Милованов был найден на лугу в одном нижнем белье расстрелянным».

Не повезло и высланному из Павловска полку местного гарнизона. Эта воинская часть была и по численности, и по вооружению (ей придана была батарея из четырех орудий) посильнее, чем наспех сформированные россошанские отряды. На пути к Старой Калитве полк заночевал в Терновке. Сочувствующие колесниковцам жители этой слободы сообщили в штаб повстанцев о приближающейся опасности и вместе с ними приняли участие в ночном разгроме полка из Павловска. Колесниковцам досталось четыре орудия, несколько пулеметов и пулеметная тачанка.

Как человек с большим военным опытом И.С. Колесников с первых дней восстания стремился поддерживать дисциплину в рядах повстанцев. Из неорганизованного, стихийно собравшегося войска он сформировал дивизию, в которую сначала входило два полка – старокалитвянский и новокалитвянский. Вскоре у Колесникова появилась и своя кавалерия, которой командовал Иван Поздняков.

С распространением восстания на территорию Богучарского и Павловского уездов к повстанческой дивизии присоединились Деризовский, Криничанский и Дерезоватский отряды. О том, какова была численность восставших в это время, точных данных нет. Есть предположение, что она в ходе восстания колебалась в пределах от 5 до 21 тысячи человек. Точно определить численность повстанцев теперь вряд ли возможно. Однако бесспорно то, что крестьянская дивизия Колесникова быстро набрала серьезную силу и вынудила власти бросить на ее подавление части регулярной Красной Армии.

Руководство усмирением восставших было поручено военному комиссару Воронежской губернии Ф.М. Мордовцеву и заместителю председателя губисполкома Н.Е. Алексеевскому. Они вы-ехали на юг губернии и на станции Евстратовка (ныне Россошь) создали штаб объединенных сил по борьбе с колесниковцами. Здесь были сформированы две ударные группировки – северная и южная, куда вошли кавалерийская бригада, батальон 22-х воронежских пехотных курсов комсостава с пулеметной командой, артиллерийскими батареями и бронепоездом.

Этот сводный полк 29 ноября занял село Евстратовку. Колесников на следующий день рано утром предпринял попытку выбить красноармейские части из слободы, но потерпел неудачу. После этого он отошел в район Старой и Новой Калитвы, после чего, не вступая в бой, отступил к Богучару. По утверждению автора очерка «В те тревожные двадцатые годы» Р. Литвинова, Колесникову «был нанесен чувствительный удар» под Твердохлебовкой. 12 декабря намечалось провести пленум губисполкома и поэтому руководителей подавления восстания Колесникова Ф.М. Мордовцева и Н.Е. Алексеевского срочно вызвали в Воронеж. Они выехали верхом в сопровождении небольшого отряда охраны. К вечеру коней и их всадников утомила гонка по глубокому снегу. Решили передохнуть в Скнаровке в нескольких верстах от станции Кантемировка. Здесь на воронежских руководителей неожиданно напали колесниковцы. В неравном бою Мордовцев и Алексеевский пали вместе со своими боевыми товарищами.

Автор книги «Отчий край» верхнемамонский краевед Н.И. Сыроватский так описал дальнейшие действия повстанцев: «Забрав оружие и лошадей колесниковцы через хутор Фисенков и село Дерезоватое (ныне Первомайское) ушли в Старую Калитву. Дав короткий отдых людям и лошадям, Колесников решает двинуться дальше, но часть мятежников, недовольная им, отказывается идти… В среде повстанцев началось разложение». Происходило то, что и должно было произойти. Крестьяне исконе привязаны к земле, и они не могут долго воевать вдали от нее. Во все времена крестьянские выступления ограничивались территорией и временем года. Посевная и уборочная страда заставляли селянина возвращаться к работе на своей земле.

После поражения под Твердохлебовкой в Богучарском уезде Ивану Колесникову удалось со 150 повстанцами уйти в Харьковскую губернию. Совершая рейд по украинской земле, он со свои-ми сподвижниками удачно уклонялся от ударов регулярных частей Красной Армии. Погуляв по Украине, Колесников через Донскую область с конным отрядом в 500 сабель 5 февраля снова появился в Старой Калитве.

Военные власти Воронежской губернии на этот раз действовали более оперативно. Против отряда Колесникова были брошены серьезные силы, численность которых к середине февраля достигла почти 24 тысячи бойцов. Перед специально сформированным летучим конным отрядом Березовского, насчитывавшим 1100 сабель, была поставлена боевая задача: «Быстро войти в соприкосновение с бандой Колесникова, разбить ее и вести преследование… до полного уничтожения, не считаясь с расстоянием и границами».

По воспоминаниям ранее упоминавшегося П.П. Грищенко 2-й кавалерийский полк заставил отряд Колесникова уйти из Старой Калитвы. Повстанцы отступили в Евстратовку. Путь на Россошь был перекрыт бронепоездом № 3 и острогожским батальоном. Колесников вынужден был повернуть в сторону Морозовки и через хутор Подгорный (Мамон) с красным флагом впереди отряда ворвался в Россошь. В слободе колесниковцы находились около двух часов. Они разграбили магазины и взяли в плен более сотни красноармейцев, размещавшихся по квартирам на Заводской улице (ныне улица Ленина).

Бронепоезд, подошедший к станции Евстратовка, начал обстрел площади, окружавшей Крестовоздвиженскую церковь и прилегающих к ней улиц. Телеграфист Александр Бутов, наблюдавший за колесниковцами с волостной почты (она находилась на том месте, где сейчас стоит здание бывшего банка «Якиманка»), успел предупредить ревкомовцев о том, что отряд повстанцев с пленными ушел в сторону Шапошниковки. Красноармейцы острогожского батальона повели наступление на центр слободы со стороны Заболотовки, а 2-й кавалерийский полк пошел в обход через Лизиновку.

Попытка окружить колесниковцев между Россошью и Ольховаткой была предпринята с опозданием. Колесников со своим отрядом ушел в направлении села Татарино. Председатель районного ревкома П.П. Грищенко попытался приказать командиру 2-го кавполка преследовать повстанцев, но тот отказался, сославшись на то, что он подчиняется только распоряжениям командования военного округа, штаб которого тогда располагался в городе Орле. Достигнув села Татарино, Колесников повернул на Евдаково, где был встречен огнем бронепоезда № 4. Повстанцы вступили в бой и прорвались к селу Марки, после чего у села Колыбелки переправились через Дон. Далее они прошли вдоль реки Битюг до села Садовое, откуда до границы Тамбовской губернии было рукой подать.

Прорваться на Тамбовщину Ивану Колесникову удалось недалеко от Жердевки. После соединения с местными повстанцами он был избран командиром 1-й антоновской армии. Автор доку-ментального очерка «Хроника антоновского восстания» В.В. Самошкин, объясняя это избрание, писал: «…Иван Колесников, бесспорно, обладал незаурядными командирскими качествами, богатым военным опытом и исключительной личной храбростью. Под его началом 1-я антоновская армия резко активизировала свои действия и уже не избегала встреч даже с крупными и сильными красноармейскими частями».

В бою под Жердевкой Колесников поставил в критическое положение 14-ю отдельную кавалерийскую бригаду, 2-й полк которой ему удалось загнать в реку Савалу, откуда тот еле выбрался. Первому полку этой бригады, где в то время будущий прославленный маршал Г.К. Жуков командовал 2-м эскадроном, пришлось отступить со значительными потерями.

«С антоновцами, - вспоминал впоследствии Г.К. Жуков, - было немало трудных боев. Особенно запомнился мне бой весной 1921 года под селом Вязовая Почта, недалеко от станции Жердевка…

2-й полк бригады, столкнувшись с численно превосходящим противником, вынужден был отойти назад. Пользуясь этим, отряд антоновцев ударил нам во фланг… Враг видел, что мы в значительном меньшинстве, и был уверен, что сомнет нас. Однако осуществить это было не так про-сто. Спасло то, что при эскадроне было 4 станковых пулемета с большим запасом патронов и 76-миллиметровое орудие… Мы видели, как поле боя покрывалось вражескими трупами, и медленно, шаг за шагом отходили назад. Но и наши ряды редели.

Предполагавшаяся контратака полка не состоялась: не выдержал весенний лед на реке, которую надо было форсировать, и нам пришлось отходить до самой Вязовой Почты.

Уже в самом селе, спасая пулемет, я бросился на группу бандитов. Выстрелом из винтовки подо мной… была убита лошадь. С револьвером в руках пришлось отбиваться от наседавших бандитов, пытавшихся взять меня живым… В этом бою мой эскадрон потерял 10 человек убитыми и 15 ранеными. Трое из них на второй день умерли, в том числе и Ухач-Огорович, мой друг и боевой товарищ. Это был тяжелый для нас день».

Боевая деятельность вновь избранного командарма Колесникова не понравилась главному вождю крестьянского восстания А.С. Антонову, и он прислал в 1-ю партизанскую армию контроле-ров из своего Главоперштаба, которые потребовали от Колесникова полного и безоговорочного подчинения А.С. Антонову. Командарм энергично протестовал и даже вынес этот вопрос на общий митинг. «Самостийность» командира 1-й армии поддержало большинство собравшихся, но после этого, так или иначе, в ее рядах наметился раскол.

Через несколько дней Колесников провел еще одну успешную операцию на территории Воронежской губернии. У села Щучье его армия атаковала «летучий отряд» И.Н. Березовского, который незадолго перед этим был специально создан для разгрома «банды» Колесникова. В этом бою повстанцы захватили 7 пулеметов, 2 орудия и вырубили целый батальон красноармейцев, прикрывавших артиллерию «летучего отряда». Это была последняя успешная операция 1-й антоновской армии.

Через два дня (22 марта) на пути в Тамбовскую губернию.у села Талицкий Чамлык повстанцы снова встретились с 14-й отдельной кавалерийской бригадой. На этот раз им не повезло. Оставив на поле боя около 300 раненых и убитых, они вынуждены были отступить. В тот же день под Тамбовом попала в окружение 2-я антоновская армия. Правительственные войска повели решительное наступление на восставших крестьян.

После неудачного столкновения с 14-й отдельной кавалерийской бригадой у села Талицкий Чамлык Колесников повернул на юг. Его почти двухтысячная армия попыталась захватить Новохаперск. Командир Борисоглебского боевого участка выслал против повстанцев бронелетчку и бронепоезд № 1 с десантом, а также курсантов Борисоглебских кавалерийских командных курсов. На подступах к Новохаперску конники Колесникова были остановлены дружным ружейно-пулеметным огнем. Они опять вынуждены были отступить.

Под селом Алферовкой на стихийном митинге между антоновцами и колесниковцами, входившими в 1-ю армию, произошел раскол. Тамбовские крестьяне, которых в армии было подавляющее большинство, решили пробираться в свою губернию, а Колесников со своим отрядом ушел на юг и к середине апреля добрался до Старой Калитвы.

В марте 1921 года, когда была отменена продразверстка и государство пролетарской диктатуры начало проводить в жизнь новую экономическую политику, ее первым шагом было введение продналога. Власть вынуждена была дать крестьянам «пряник», но в то же время продолжала действовать «кнутом». Наступившая весна, голод требовали возвращения крестьян к земле. Выполняя призыв В.И. Ленина раздавить «восстание грабительского меньшинства народа против трудящихся», власти на местах применяли для этого решительные и жестокие меры. 7 марта 1921 года на должность председателя Воронежской губернской чрезвычайной комиссии был назначен Д.Я. Кандыбин, возглавлявший до этого Павловский уездный военно-революционный комитет. Вся его работа была подчинена важнейшей задаче, связанной с усмирением крестьян, продолжавших бунтовать в Острогожском, Павловском и Богучарском уездах.

Президиум Воронежского губ исполкома 9 апреля принял решение покончить с «вражескими вылазками». Для этого на подавление крестьянского восстания были брошены регулярные войсковые части. Они были укомплектованы опытными командирами и политработниками, а личный состав подразделений пополнен проверенными в боях членами партии и комсомольцами. Все операции войск Воронежской губернии по борьбе с повстанцами должны были проводиться во взаимодействии с армейскими соединениями, находившимися в то время в соседних Тамбовской, Харьковской губерниях и в области Войска Донского.

Несколькими неделями раньше в 30-верстной полосе, окружающей район восстания, были возрождены волостные ревкомы, которые были наделены правом расстреливать без суда и следствия тех, кто был в той или иной мере причастен к восстанию. Три специально созданных полевых штаба особого отдела предназначались для: «1 – предания повстанцев суду ревтрибунала, 2 – ареста заложников для обеспечения спокойного тыла, 3 – учета семей бандитов и описи их имущества на предмет конфискации, 4 – контроля движения населения через ревкомы, 5 – контроля за оказанием помощи пострадавшим от мятежников, в первую очередь семьям красноармейцев и бедноте – за счет ограбления кулацких и бандитских семей, которые подлежали переселению».

Весной 1921 года крестьянское восстание, охватившее юг Воронежской губернии, пошло на спад. Замена продразверстки продналогом, возобновление рыночных отношений дали крестьянам возможность торговать излишками своей продукции. Губернский и уездные комитеты партии послали в села и хутора своих агитаторов. Тем повстанцам, которые добровольно явятся с повинной, власть пообещала прощение «грехов». Вынести всем крестьянам высшую меру наказания было невозможно, заброшенные пашни без их рук не могли дать хлеб голодающим.

После возвращения на родину отряд Колесникова стремительно таял. Крестьяне возвращались к своей привычной работе на земле, а их предводителю угрожала реальная перспектива в скором времени остаться без войска. Избегая столкновения с превосходящими силами регулярных частей Красной Армии, Колесников с остатками своей повстанческой дивизии кружил по полям и весям южных уездов Воронежской губернии. Ему удавалось уходить от преследователей до тех пор, пока воронежские чекисты не установили связь через своего агента с машинисткой в штабе Колесникова Л.В. Соболевой. Ее информация о маршрутах передвижения отряда повстанцев помогла в скором времени загнать его в ловушку.

21 апреля 1921 года Колесников попытался захватить Богучар, но на его пути встали 1-й особый и 84-й стрелковые полки. Колесниковцы повернули назад и 24 апреля в селе Стеценкове вы-рубили специальную сводную группу по борьбе с бандитизмом. Это была их последняя операция. День 28 апреля стал для Колесникова роковым. После упорного пятичасового боя у слободы Криничной крестьянский командарм был убит выстрелом в спину.

Остатки отряда возглавил Емельян Варавва. С новым предводителем повстанцы воевали недолго – всего около двух недель. Сам Варавва скрывался до осени 1921 года, после чего сдался добровольно.


***

Восстание крестьян в южных уездах Воронежской губернии представляло собой только не-большую часть всероссийского крестьянского бунта, вызванного в 1920 году продовольственной диктатурой большевиков. Повстанческое движение крестьян в Тамбовской, Тюменской, Саратовской губерниях и во многих селах Урала и Сибири по своему размаху и трагическим последствиям было поистине «малой гражданской войной».

В январе 1921 года в Тамбовской губернии А.С. Антонов сформировал из восставших крестьян (в большинстве вчерашних красноармейцев и солдат первой мировой войны) две армии и отдельную бригаду, насчитывавших около 50 тысяч штыков и сабель. Эти крестьянские вооруженные силы были хорошо организованы, имели свой «главный оперативный штаб», политических руководителей в каждом отряде, полку и бригаде, печатные органы, службу снабжения, санитарные части – все, как в регулярных войсках. Серьезно обеспокоенный, В.И. Ленин послал в Тамбов В.А. Антонова-Овсеенко руководить от имени ВЦИКа подавлением крестьянского восстания, предводителем которого был А.С. Антонов. Интересное совпадение – в противоборстве встречались однофамильцы. Хотя чему удивляться, в ту неимоверно жестокую и бессмысленную войну даже близкие родственники нередко оказывались по разные стороны баррикад.

Военными действиями против восставших тамбовских крестьян руководил представитель Главного командования Красной Армии М.Н. Тухачевский. Впоследствии он сам признавался, что в районах, охваченных восстанием, приходилось вести «не бои и операции, а, пожалуй, целую войну», и борьба эта велась «в основном не с бандами, а со всем местным населением».

Во время подавления восстания жестокость проявляли и каратели, и противостоящие им крестьяне. Она выражалась в зверских расправах над пленными, в казнях без суда, в насилии и мародерстве. Правительственные войска применяли против повстанцев ядовитые газы, расстрелы заложников, подвергали артобстрелу деревни со всеми жителями, как наказание за «пособничество бандитам». Чрезвычайно жестокие меры, которыми правительство гасило пожар крестьянской войны, нельзя оправдать «революционной необходимостью». Нельзя также взваливать всю ответственность за нее на левых эсеров и зажиточных крестьян. На самом же деле основные причины крестьянских восстаний были порождены политическими ошибками главных руководителей Советской России. Об этом еще тогда В.А. Антонов-Овсеенко писал Ленину: «причины восстания – общие для всей РСФСР, то есть недовольство продразверсткой и неумелое и исключительно жестокое ее проведение продорганами на местах». И далее: «Крестьянские восстания развертываются на почве широко разлившегося недовольства мелких собственников деревни пролетарской диктатурой, повернутой к ним острием неумолимого принуждения, мало считающейся с хозяйственными особенностями крестьянства и не обслуживающей деревню сколь-нибудь ощутительно ни с хозяйственной, ни с просветительной стороны».

Малая гражданская война вслед за большой гражданской нанесла стране дополнительный ущерб, который невозможно было восполнить в короткий срок, так же, как невозможно было воскресить сотни тысяч погибших граждан России, абсолютное большинство которых происходило из крестьянского сословия. К огромным людским и материальным потерям, вызванным революцией и гражданской войной, природа добавила новую беду. Разразившаяся в 1921 году засуха обрекла на голодную смерть новые сотни тысяч крестьян. Российская деревня в тот год переживала голод, подобный голоду 1891 года. Но тогда страна не была разорена, и, несмотря на то, что неурожаем была охвачена значительная часть территории, государство и общественность своевременною помощью голодающим намного уменьшили губительные последствия этого стихийного бедствия. В 1921 году крестьяне оставались с бедой один на один.

Популярные новости

На правах рекламы

Афиша города

25.11.2017 09:00 [СОК "Строитель"] Кубок открытия мини-футбольного сезона 2017-2018 г.г

25.11.2017 09:30 [СК "Химик"] Открытый Чемпионат Россошанского муниципального района по волейболу среди любительских мужских команд юга Воронежской области в рамках

25.11.2017 15:00 [ДРРК] Конкурсная программа «А ну-ка, мамочки!»

25.11.2017 15:00 [ДК имени Милованова] Праздничный концерт ко Дню матери

25.11.2017 15:00 [СК "Химик"] Регулярный Чемпионат Россошанского района по баскетболу

25.11.2017 18:00 [Молодежный центр] Концерт хора «Воронежские девчата»

26.11.2017 09:00 [СОК "Строитель"] Кубок открытия мини-футбольного сезона 2017-2018 г.г

26.11.2017 10:00 [Школа №10] Проведение муниципального этапа Всероссийской олимпиады школьников по предметам: физика, биология, история, ОБЖ

26.11.2017 10:00 [СК "Химик"] Соревнования по настольному теннису в зачет Спартакиады предприятий и организаций г. Россошь и Россошанского района, сельских поселений Р

26.11.2017 14:00 [ДК Созвездие] Праздничный концерт ко Дню матери «Прекрасен мир любовью матери»

26.11.2017 15:00 [СК "Химик"] Чемпионат ВБЛ первый круг сезон 2017 – 2018 по баскетболу «Химик» (Россошь) - «АвтоКлад» (Воронеж)

26.11.2017 16:00 [ДК имени Милованова] Концерт ансамбля "Милена" "Вам с песней сердце отдаем!". Цена - 100 р.

28.11.2017 18:00 [Молодежный центр] Концертная программа "Куклачев и его кошки"

29.11.2017 17:00 [Молодежный центр] Финал районного студенческого фестиваля национальных культур "Мы не разные"

06.12.2017 00:00 [Школы города] Итоговое сочинение 11-классников

 

Также вы можете посетить: Молодежный центр, Детский развлекательно-развивающий комплекс "Изумрудный город"Ледовую арену, СК "Химик", СОК "Строитель"кинотеатр, боулинг, обсерваторию, бильярд, Городское туристическое агентство «Презент», Краеведческий музей, Воскресную школу, Музыкальную школу, Дом ремесел.

Последние комментарии

Областные

Взятки, Россошь
Ноябрь 13, 2017 Областные 222

Воронежская область вошла в список регионов, в которых чаще всего дают взятки‍

Воронеж вошел в ТОП-10 регионов, в которых чаще всего дают взятки. Данные опубликовала Генеральная прокуратура России на портале правовой статистики. Рейтинг составлен на числе преступлений, зарегистрированных с начала 2017 года по сентябрь. Возглавляет…

Из истории города

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика