Они защищали Воронеж

Новая Калитва, РоссошьПервая военная зима выдалась многоснежной и необычно холодной. Она долго противилась приходу весны и только в апреле, наконец, сдалась. Припоздав, весна лихорадочно заметалась по степному простору и сразу дружно потекла по оврагам быстрыми, искрящимися на солнце ручьями.

Вот в эту самую пору из Новой Калитвы в сторону станции Митрофановки выехали запряженными волами большие деревянные сани. Не спеша, размеренно покачивая крутыми боками, шагали волы, смачно шелестел под полозьями саней пропитанный вешнею водою снег. Примостившийся на передке пожилой возница в распахнутом овчинном тулупе изредка лениво покрикивал «цоб, цабе». Позади него на ворохе еще пахнущей рожью соломы тесной кучкой сидели шесть молоденьких девчат – комсомолок: старшая пионервожатая Новокалитвянской средней школы Таня Мельникова, счетный работник Тая Сотникова, Настенька Харитонова из Голубой Криницы, Маша Меняйло из Кулаковки, девятиклассницы Маша Лосевская и Варя Ковалева из Новой Калитвы.

На санях царило веселье. Смешливые девчата то и дело заливались громким хохотом. Непоседливая, бойкая по характеру Таня Мельникова тормошила и будоражила подруг. Она то подтрунивала над белокурой, медлительной Сотниковой, то принималась донимать тихую, не по возрасту задумчивую Машу Меняйло. Глядя со стороны на этот шумный девичий выезд, можно было подумать, что эти юные селянки направляются в соседнее село проведать своих родственников или знакомых. И только горка полотняных котомок с лямками, пришитыми заботливыми материнскими руками, говорили о неблизкой дороге их владелиц.

Под вечер небо покрылось тучами, степь поблекла и насупилась. Закружились редкие снежинки скоропостижной весенней завирухи. Девушки постепенно угомонились, примолкли. И каждая из них впервые ощутила в душе тот тоскливый холодок, что невольно гнетет человека, надолго расстающегося с родным домом.

Грусть свою девушки старательно скрывали друг от друга. Все они были комсомолки и из дома уезжали по своей воле. Еще прошлым летом, на вторую неделю после начала войны девчата пришли в райвоенкомат с заявлениями, в которых настойчиво просили, чтобы их так же, как и новокалитвянских ребят, послали на фронт, потому что они от них ничуть не хуже.

Им сразу отказали. Но они приходили во второй, в третий раз, чтобы убедить «непонятливых», как им казалось, работников военкомата, что им, значкистам «Ворошиловского стрелка», «Готов к труду и обороне», «Готов к санитарной обороне», место не здесь, в тылу, а обязательно только на фронте. Особенно настырными были неразлучные подружки Варя Ковалева и Маша Лосевская. Всегда занятый делами по мобилизации военком Григорий Степанович Кузин поначалу терпеливо, по-отечески советовал: «Вам, девчата, еще малость подрасти нужно». Но назойливые просьбы девушек ему так надоели, что он однажды бесцеремонно прогнал их из своего кабинета: «Идите, не мешайте работать. Нужны будете, сами позовем».

И все равно через месяц подружки снова шли в райвоенкомат к несговорчивому капитану Кузину проситься в действующую армию. Ходили, ходили и своего добились. Военкомат оформил документы и 7 апреля 1942 года направил девушек в Воронеж.

До Митрофановки от Новой Калитвы комсомолки добирались на волах целые сутки. Потом им пришлось долго ждать попутный товарняк и в дороге еще несколько раз пересаживаться с поезда на поезд. До областного центра они добрались только на четвертый день.

Первый месяц службы в армии девушек, как и положено, держали в карантине. Их много собралось из разных районов Воронежской области. Распределили девчат по отделениям, взводам, ротам, и начали они жить по строгому армейскому распорядку от подъема до отбоя. Все новокалитвянки попали во взвод связи. Новую военную специальность им пришлось постигать ускоренно. Изучали походную радиостанцию, полевой телефон, занимались строевой подготовкой, учились стрелять из боевой винтовки, зубрили воинский устав. Командиры к ним всегда были требовательны, не делая скидок на принадлежность к слабому полу. Да и нельзя было иначе, ибо готовили их не для смотра, а для тяжелой и опасной работы на войне. О недавней гражданской жизни напоминала только прежняя одежда, которую они продолжали носить в карантине.

Взводом связисток командовал старший лейтенант Медведев. С первого дня девчата из Новой Калитвы одолели его просьбами, чтобы их не разлучали после карантина. Командир обещал им посодействовать, но они не очень ему поверили и со страхом ждали своего назначения. И вот на одной из утренних поверок им представили незнакомого старшину и сказали, что все они с этого момента переходят в его подчинение. Старшина дал связисткам десять минут на сборы, после чего построил их в шеренгу и, проверив по списку, объявил:

- С этого момента вы служите в первом дивизионе 183-го зенитно-артиллерийского полка.

Старшина еще раз придирчивым взглядом окинул девичий строй, увидел на левом фланге самую низенькую ростом Варю Ковалеву и совсем не по-уставному взялся руками за голову.

- Ну, где я для тебя обмундирование добуду? Наберут малявок, а старшина думай, во что их одевать.

По прибытию в часть обмундирование для Вари все же подобрали, а ныл старшина просто по причине обычной старшинской привередливости. Гимнастерку, брюки и шинель для нее перешили умельцы из хозяйственного взвода, а сапоги старшина разрешил оставить свои. Подружкам же ее на первых порах пришлось пощеголять в ботинках с обмотками.

Хоть и попали девчата в одну часть, но служить им пришлось в разных подразделениях. Варю Ковалеву послали связисткой на командный пункт дивизиона, Таню Мельникову назначили в отделение связи первой батареи, Настеньку Харитонову взяли телефонисткой на КП полка, а Машу Лосевскую старшина определили в хозвзвод. Они все тогда завидовали Тае Сотниковой. Крепкую, высокую ростом ее зачислили в орудийный расчет второй батареи.

В мае 42-го года в небе Воронежа было неспокойно. Батареи 183-го полка охраняли от нападения с воздуха важнейшие объекты в самом городе и на его окраинах. Подруги почти не виделись. Когда Варя вызывала по телефону первую батарею или КП полка, она слышала в трубке голоса Тани Мельниковой и Настеньки Харитоновой. Варе очень хотелось поговорить с ними, но такая возможность выпадала редко. Несколько раз на КП дивизиона заглядывала Маша Лосевская. Такая встреча для девушек была настоящим праздником.

Незаметно подошло лето, а вместе с ним участились налеты вражеской авиации. От бомбовых ударов в городе содрогалась земля, вспыхивали пожары. Телефон на командном пункте дивизиона не умолкал. Варя передавала зашифрованные распоряжения командира то на первую, то на вторую батареи, принимала от них донесения, держала связь с командным пунктом полка. Даже если аппарат молчал, отойти от него нельзя было ни на минуту.

В начале июля положение в Воронеже стало угрожающим. Город непрерывно бомбили. Бывали моменты, когда в небе появлялось сразу восемьдесят вражеских самолетов. Неожиданно фашистские танки прорвались к Дону. Их встретили огнем батареи первого дивизиона, охранявшие железнодорожный и автогужевой мосты, к которым подходили дороги из Семилук.

Тот июльский день Варе запомнился необычной жарой. От нее нельзя было спастись даже в глубоком блиндаже КП дивизиона. Воздушных тревог уже не объявляли. Немецкие пикирующие бомбардировщики непрерывно кружили над городом. То и дело гремели взрывы. Пол в блиндаже трясло, сверху через неплотно уложенные накаты бревен сыпались струйки земли. Неожиданно сквозь почти сплошной треск и грохот Ковалева услышала в наушнике трубки, вместо обычных цифр шифровки, далекий срывающийся голос: «На батарее – немецкие танки!» И сразу в трубке – полная тишина. Зловещая, страшная тишина, которая на какой-то миг вытеснила даже звуки бомбежки. Командир дивизиона попытался вызвать батарею по радио. Кто-то оттуда ответил. Командир успел сказать: «Взрывайте материальную часть…», и радиосвязь прервалась. Варя испуганно смотрела на молчавшую радиостанцию. Ведь там, на батарее, была ее подруга Сотникова Тая. В тот же день гитлеровские войска прорвались к городу. В одну из контратак нашим пехотинцам удалось отбросить врага за Дон как раз в том месте, где располагалась зенитная батарея. Офицеры дивизиона побывали там, и от них Варя узнала, что Таю Сотникову нашли мертвой под ивовым кустом. Рядом с нею лежала винтовка, и множество гильз указывавших на то, что девушка стреляла по вражеским солдатам до тех пор, пока ее не убили. Из бойцов батареи чудом осталась в живых Людмила Быстрицкая. Во время боя она была ранена. Нестерпимая жажда заставила девушку собрать последние силы, чтобы ползти к Дону. Людмила потеряла сознание в тот момент, когда пыталась вырыть в прибрежном песке луночку, чтобы напиться.

Когда враг захватил правобережную часть Воронежа, батареи первого дивизиона 183-го зенитно-артиллерийского полка заняли огневые позиции на опушке леса рядом с учхозом СХИ. В июле и августе 42-го года зенитчикам пришлось здесь по несколько раз в день отбивать налеты гитлеровской авиации. Только за эти два месяца полк сбил 56 вражеских самолетов. Не редко зенитчикам между налетами авиации приходилось опускать стволы своих орудий, чтобы помочь пехоте отбить атаку немецких танков.

В то памятное лето в сводках Совинформбюро часто сообщались плохие новости. Горько и обидно было Варе их слушать. Особенно тяжело восприняла она сообщение о том, что вражеские войска захватили Новую Калитву. В селе у нее остались отец и мать, сестры, брат. Никто ей не мог сказать, живы они или их уже нет на свете. Девушка сразу почувствовала себя сиротой. Только редкие встречи с Машей Лосевской немного успокаивали. Сойдутся вместе, поплачут украдкой, и легче станет им на душе. Когда они с Машей были вместе, Варе казалось, что ее горе уменьшается наполовину.

Бои под Воронежем не затихали всю осень. Каждый день через позиции зенитчиков санитары несли в тыл раненых и убитых. Хотя зенитные орудия стояли позади передовой, но и здесь людей губила война. Во время одного из вражеских обстрелов Варя потеряла свою самую близкую подругу Машу Лосевскую. Она знала ее с того дня, как начала себя помнить: жили с Машей рядом на одной улице, сидели в школе за одной партой, вместе пели в хоре районного Дома Культуры, вместе ходили в военкомат проситься на фронт. После гибели подруги на Варю навалилась такая тоска, что она, наверное, совсем бы упала духом, если бы не встретила одного хорошо знакомого человека. Мир и вправду тесен. Рядом с учхозом находились позиции пулеметной роты, в которой служил Варин односельчанин Семен Косолапов. Его как раз ранило в руку, и он шел мимо КП дивизиона зенитчиков в медсанбат. Варя узнала его сразу. До войны Косолапов портняжил в Новой Калитве. Ходил из дома в дом, тачал из овчин полушубки и был хорошо знаком с семьей Ковалевых. Обрадовалась

Варя ему, будто близкому родственнику. Косолапов ее не утешал, да и вряд ли он умел это делать. Они просто поговорили немного, и от этого у Вари на душе стало легче. С Косолаповым она еще встречалась раза два, а спустя месяц и он погиб.

В январе 43-го года на Воронежском фронте началось большое наступление, и Ковалева пошла со своим полком на Запад. К тому времени она уже получила звание сержанта и командовала в пятой батарее отделением разведки. Как только наши войска освободили Новую Калитву, Варя написала письмо домой. Потом еще несколько раз писала, а ответа все не было и не было. Видно, не доходили ее треугольнички до родного села. Варя ничего не знала о судьбе родителей, сестер, брата, находившихся полгода в оккупации. Не было ей известно и о том, что на первой районном комсомольском собрании после изгнания оккупантов, ею имя по ошибке назвали в числе комсомольцев-односельчан, павших за Родину. Была Варя жива, здорова, а родители оплакивали ее, как погибшую.

Уже в конце лета 43-го года Вариного отца, Максима Митрофановича, пригласили в райисполком. Пришел он туда, а его спрашивают:

- У вас дочь в армии служит?

- Служила, а теперь ее нету. Погубил нашу доченьку фашист проклятый.

- Кто вам сказал, что она погибла? Вот, читайте, она письмо нам прислала. Вас разыскивает, волнуется.

Из райисполкома Максим Митрофанович возвращался домой, не чувствуя ног, будто лет на двадцать помолодел. А когда порог переступил и жену увидел, дух у него в горле перехватило. Сказал почти шепотом: «Мать, жива наша Варя». И пришлось ему после этого радостного сообщения отхаживать Наталью Семеновну. Только после тяжелых боев под Курском Варя получила долгожданные вести из дома. Сразу тринадцать писем вручил ей тогда фронтовой почтальон. Сержант Ковалева провоевала командиром отделения разведки до мая 45-го года. После демобилизации вернулась в Новую Калитву и осталась в родном селе на всю жизнь. Вышла замуж, вырастила двух сынов, дождалась внуков. Больше тридцати лет Варвара Максимовна Демиденко заведовала в своем селе детской библиотекой и по праву считалась среди районных работников культуры почетным ветераном.

Фронтовые подруги ее не забывали. Она регулярно получала от них письма, а в незабываемые юбилейные дни Победы ездила на встречи с однополчанами. В Воронеже, где в военные годы стояли батареи их полка, вырос живописный микрорайон Березовая Роща. В память о боевых делах зенитчиков благодарные воронежцы установили мраморную доску с надписью: «Бесстрашным воинам 183-го зенитно-артиллерийского полка, героически сражавшегося с фашистскими самолетами и танками у стен Воронежа летом 1942 года».

Обычно ветераны зенитного полка собирались на свои традиционные встречи в городском профтехучилище № 17. Из Адлера приезжала Татьяна Ивановна Шелестова (Мельникова), из Москвы – Анастасия Митрофановна Харитонова, а из Новой Калитвы – Варвара Максимовна. Убеленные сединами фронтовые подруги шли с цветами к братской могиле. И на какое-то мгновение им казалось, что они снова все шестеро собрались вместе. Но проходили минуты, и через навернувшиеся слезы они читали на камне обелиска дорогие имена: Мария Лосевская, Таисия Сотникова, Мария Меняйло, навсегда оставшиеся в далеком и грозном 1942 году.

Популярные новости

На правах рекламы

Афиша города

29.07.2017 19:00 [Каялов бор] Фестиваль памяти Высоцкого - закрытие

01.08.2017 13:30 [50 лет СССР] Прибытие Крестного хода в г. Россошь

02.08.2017 09:00 [Свято-Ильинский кафедральный собор] Праздничная Литургия

02.08.2017 11:00 [Свято-Ильинский кафедральный собор] Праздничные мероприятия на Соборной площади для жителей

05.08.2017 09:00 [ТЦ Якиманка] Гаражная распродажа

 

Также вы можете посетить: Молодежный центр, Детский развлекательно-развивающий комплекс "Изумрудный город"Ледовую арену, СК "Химик", СОК "Строитель"кинотеатр, боулинг, обсерваторию, бильярд, Городское туристическое агентство «Презент», Краеведческий музей, Воскресную школу, Музыкальную школу, Дом ремесел.

Последние комментарии

Областные

Котенок, Россошь
Июль 21, 2017 Областные 134

Премьера «Котёнка с улицы Лизюкова-2» запланирована на конец августа

Рабочую версию мультфильма губернатор Алексей Гордеев посмотрел 19 июля в воронежской анимационной производственной студии компании «Визарт Анимэйшн» (Wizart Animation). Несколько лет назад глава региона выступил инициатором съемок второй части…

Из истории города

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика