Последняя встреча

А.Я. Морозов, Россошь«Уважаемый т. Морозов! Читая ваши статьи об освобождении Россоши, решил обратиться к вам, потому как они напомнили о тех далеких событиях. Вспоминаются та зима, солнечный ясный день, отступающие немецкие и итальянские войска…» Эти строки написал автору машинист локомотивного депо Россошь Алексей Николаевич Сухомлинов, которые послужили поводом для написания очерка о последних днях россошанца Степана Николаевича Бережного, погибшего в бою за освобождение родного города.

«Вспоминая прошлое, ты невольно подумаешь, ты не сможешь не подумать и о том, как много осиротевших людей стало на твоей родине после войны».
М.А. Шолохов

Уже в начале наступления рядовой 86-го стрелкового полка Степан Бережной знал, что его часть будет участвовать в освобождении Россоши. Но он никак не мог предположить, что ему придется вести бой на той самой улице, на которой жил со своими родителями и молодой женой до войны. Степан Николаевич ушел на фронт в сорок первом и давно не получал известий из дома, где остались жена и маленькая дочка.

Когда его полк, совершив марш от Митрофановки, подошел к Россоши, немцы продолжали удерживать за железной дорогой часть станционного поселка и Эсауловку. Бережной сам вызвался разведать, что делается у противника по ту сторону дороги. На улице Максима Горького он встретил мальчишек и среди них – своего племянника Алешу. Ребята рассказали ему, что немцы драпают лугом на Красный Пахарь, где у них находился аэродром. Разведчик попросил Алексея посмотреть, нет ли немцев на соседней улице, а сам решил воспользоваться моментом, чтобы побывать дома. Его дом был тут же рядом, и он не мог вернуться обратно, не попытавшись после долгой разлуки хотя бы на минутку повидаться с женой, совсем еще маленькой дочерью и родителями.

Бережной широко распахнул дверь своего дома и вместе с морозным облаком, бухая задеревеневшими на холоде валенками, прошел через кухню в горницу. Первой его увидела жена Агафья Макаровна и застыла в недоумении и испуге, ибо в темнолицем, с заиндевевшими бровями и ресницами солдате не могла сразу узнать своего Степана. А он, то ли от жгучего мороза, то ли от резко нахлынувшего волнения не мог вымолвить слова. Они так и не успели ничего сказать друг другу – прибежал Алексей и еще в сенях закричал:

- Дядя Степа! Немецкие танки!

Бережной бросился к окну. Танки были близко, а за ними густой россыпью бежали вражеские автоматчики. Пригибаясь за плетнем, Степан Николаевич быстро побежал к приречному лозняку и там скрылся. Гитлеровские танки прошли в сторону переезда, и оттуда некоторое время доносилась частая стрельба, то и дело прерываемая выстрелами танковых пушек и грохотом взрывов.

Агафья Марковна усадила дочку под кроватью и велела оттуда не высовываться. Маленькая Валя из-под края свисавшего с кровати одеяла видела дедушку. Ей было страшно и очень хотелось позвать дедушку в свое «убежище», но он все время смотрел в окно и повторял:

- Господы, якэ нэбо тэмнэ! Якэ ж оно тэмнэ!

Под вечер стрельба утихла. Немцев прогнали к Красному Пахарю, и на улице Максима Горького впервые появились наши бойцы. Во двор к Бережному зашло сразу человек семь. Агафья сначала услышала на ступеньках крыльца топот шагов, сразу же в сенях кто-то громко сказал:

- Ну, Степан Николаевич, показывай свои хоромы.

Сердце Агафьи радостно застучало, и она бросилась открывать дверь. Степан вошел в дом с высоким лейтенантом и еще двумя солдатами. Он сразу нагнулся к дочери, поднял ее на руках, не решаясь прижать к холодному полушубку.

- Валюшка, родная, как ты выросла!

Бережной смотрел на дочь мокрыми, радостными глазами и широко улыбался. А лейтенант говорил его жене:

- Ваш Степан Николаевич воюет геройски. Таким мужем можно гордиться. А дочка-то, дочка у него какая большущая!

Агафья засуетилась. Ей хотелось угостить дорогих гостей, но от такого неожиданного счастья она совсем растерялась, и у нее все валилось из рук. Первой в доме опомнилась мать Степана Акулина Иосифовна.

- Сынки, я скоренько смотаю в погреб, солененького вам принесу.

Лейтенант сел к столу, не выпуская из рук автомата. Остальные продолжали стоять. Со стороны Красного Пахаря хорошо были слышны отзвуки боя, и гостям нельзя было здесь засиживаться. Где-то поблизости истошно просвистела и разорвалась мина, и сразу же, будто ей в ответ, громко застрочил станковый пулемет. Кто-то из солдат, остававшихся на улице, настойчиво и тревожно позвал:

- Быстрее, ребята, опять фрицы пошли!

Дом сразу опустел. Степан Николаевич передал дочь жене, прижал их обоих к груди, подхватил автомат и выбежал в темноту.

Пришла бабушка с миской капусты, поверх которой горкой лежали огурцы. Она удивленно спросила:

- А где же Степа? Куда ж они так скоро…

И взглянув на дочку, замолчала. Лицо Агафьи было в слезах. Она сидела притихшая, прижимая к груди Валю. Не выпуская из рук миски, Акулина Иосифовна присела у пустого стола и тяжело вздохнула:

- Оце и встритылысь.

Ночь прошла неспокойно. То и дело вспыхивала перестрелка, и в доме никто не спал. На рассвете на крыльце опять затопали тяжелые шаги. Агафья обрадовалась, думая, что это Степан вернулся со своими товарищами. Она поспешно открыла дверь и увидела двух солдат, которые вчера приходили к ним с мужем. Только теперь они вошли в дом как-то настороженно, недобро.

- Немцы есть в доме? – сиплым простуженным голосом спросил солдат, выглядевший постарше.

- А где же Степа? – обратилась к ним Агафья. Она сразу заметила, как после ее вопроса изменились выражения лиц вошедших. Видимо они только теперь узнали, что это тот же дом, в который они заходили вчера вечером. Солдаты растеряно переглянулись, и старший неуверенно сказал:

- Вашего мужа командир оставил при штабе. Он скоро придет…

И уже выходя, нагнувшись в низком проеме двери, он обернулся к Агафье и еще раз сказал:

- Он обязательно придет.

Она сразу поняла, что солдат говорил неправду, и от мысли, что со Степаном случилось непоправимое, ее охватил страх. Агафья хотела бежать за товарищами мужа, чтобы спросить их о своей ужасной догадке, но ноги вдруг перестали ей подчиняться, и она так и осталась стоять с опущенными, как плети, руками.

Страшная весть пришла сама собой, по эстафете от соседа к соседу. В одном из домов солдаты все же решились сказать, что их товарищ Степан Бережной был убит в ночном бою, и просили передать об этом семье. Когда у Бережных узнали о смерти хозяина, солдат, сообщивших печальную весть, уже невозможно было найти, и никто не мог сказать, где и как это случилось. Акулина Иосифовна обняла убитую горем Агафью и сказала:

- Пошли, дочка, отшукивать Степу.

За Есауловкой женщины увидели длинную цепь наших бойцов, которые стреляли в сторону птицефабрики. Они обогнули их и пошли к станции. Чем ближе женщины подходили к железной дороге, тем им становилось страшнее. Они вздрагивали и пригибались при каждом выстреле. На станции горели вагоны, и среди развалин лежало много убитых. Тут были и немцы, и итальянцы, и наши. Женщины искали Степана Николаевича по полушубку. Наши бойцы были больше в шинелях, одетых поверх ватника. Убитые в полушубках встречались редко. Некоторые из них лежали ничком, и женщинам приходилось переворачивать тяжелые уже окоченевшие тела. Но Степана Николаевича среди них не было. А вокруг неистовствовал бой. Разорвавшийся недалеко снаряд обдал женщин снегом и комьями мерзлой земли. Они укрылись под вагоном за тяжелыми дисками колес. Здесь переждали, пока немного утихло. Акулина Иосифовна внимательно посмотрела на Агафью и сказала:

-Иди домой, дочка, я сама пошукаю. А то побьют нас тут с тобой, и на кого же тогда Валюшка останется?

Агафья попыталась возражать, но тут же поняла, что мать права. Ей вдруг стало страшно за маленькую дочку, и она, низко пригибаясь, полезла из-под вагона, а потом побежала, не разбирая дороги, хватая широко открытым от задышки ртом жгучий морозный воздух.

Дома все было спокойно. Валентина спала на руках у дедушки. Агафья переложила ее на кровать и села рядом. Она долго ждала мать, а ее мысли все время возвращались к последней встрече с мужем. Агафья никак не могла представить его убитым, и от этого у нее слабая надежда. Может, убили не Степана, а кого-то другого, которого приняли за него – ведь в такой неразберихе все возможно. А может быть, его только ранило? Но перед ее глазами снова возникали виноватые, растерянные лица тех Степановых товарищей, что заходили к ним утром. И Агафью снова охватывал страх перед неотвратимой безжалостной правдой утраты навсегда близкого и доброго человека, ее мужа и отца ее Валюшки.

Акулина Иосифовна вернулась поздно. Она медленно переступила порог и безразлично усталым движением руки стянула с головы теплый платок.

- Не нашла я Степу, дочка. Под самой птицефабрикой была – нет нигде…

На следующий день кто-то сказал, что наших солдат хоронят у средней железнодорожной школы, и Агафья поспешила туда. Она успела к погребению, но мужа там не было. Ее направили к элеватору, где его тоже не оказалось. Тогда она сама решила идти на птицефабрику. Говорили, что в той стороне вчера был особенно жестокий бой, в котором полегло много наших бойцов. И ей самой казалось, что, если Степан убит, то это должно произойти только там. Ведь он перед войной работал шофером на птицефабрике и хорошо знал ее расположение. И, конечно же, ему нужно было идти туда первому.

На птицефабрику Агафья опоздала. Братскую могилу уже почти забросали землей. Она стала спрашивать у находившихся там военных: не видели ли они ее мужа, среднего роста, со светлыми волосами, одетым в полушубок. Но никто не мог ей сказать что-либо определенное. Пожилой офицер в перетянутой ремнями шинели посоветовал зайти в сельсовет.

-Там теперь штаб, и туда сдали документы солдат, похороненных в братской могиле, - пояснил он Агафье.

Писарь долго рылся в стопках солдатских книжек, но документа рядового Бережного не нашел.

После этих безуспешных поисков Агафья Макаровна уже и не знала, верить или не верить тому, что ей передали соседи. Но через три недели на ее имя пришла похоронка: «Красноармеец 86-го стрелкового полка Бережной Степан Николаевич в бою за социалистическую Родину, верный воинскому долгу и присяге, проявив геройство и мужество, убит при освобождении города Россоши 17 января 1943 года». Впоследствии было установлено, что вражеская пуля сразила Степана Николаевича на окраине Есауловки совсем недалеко от дома. Там же на кладбище он и был похоронен.

Популярные новости

На правах рекламы

Последние комментарии

Областные

Следственное, Россошь
Сентябрь 21, 2017 Областные 322

В Россоши с поезда сняли убийцу, забетонировавшего брата в подвале

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч.1 ст. 105 УК РФ (убийство), по факту обнаружения местными жителями тела 46-летнего мужчины в…

Из истории города

Ко Дню памяти и скорби, Россошь

Трагическая дата сорок первого

Июнь 21, 2016 Исторические 2208
Тимофей Падалка, Россошь

Аттракцион

Июнь 16, 2015 Исторические 3401
А.Я. Морозов, Россошь

Иван - крестьянский сын

Авг 18, 2015 Исторические 3530
Россошь в годы войны, Россошь

Россошь - "Город воинской славы"!

Апр 03, 2015 Исторические 7682

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика