Разгром штаба корпуса

Снаряды, РоссошьВесной 1967 года на окраине села Жилино закладывали коровник. Колхозные строители уже кончали рыть траншею под фундамент, когда лопата одного из рабочих вывернула неразорвавшийся артиллерийский снаряд. Тут же рядом после обвала земляной стены обнажились другие, оставшиеся с войны боеприпасы. Дальше рыть траншею было опасно. Работы прекратили, а о неожиданной находке сообщили в Россошанский райвоенкомат.

Через неделю в село Жилино из Воронежа приехали саперы и, не откладывая, взялись за свое опасное дело. Снаряды раскапывали осмотрительно без спешки, держа в памяти известную поговорку, что сапер в жизни ошибается только один раз. Никогда не узнаешь наперед, какой сюрприз таит в себе вот такой затерявшийся с далёких военных лет «артсклад». Вот и на этот раз среди покрытых ржавчиной, но еще не утративших разрушительной силы снарядов впутался подозрительный провод. Старший саперной команды, на всякий случай, приказал всем отойти на безопасное расстояние, а сам осторожно армейским ножом начал откапывать провод. Сухой глинистый грунт поддавался плохо. Медленно, сантиметр за сантиметром обнажалась металлическая змейка, пока нож не скребнул обо что-то твердое. С опаской заработали чуткие руки сапера. Еще несколько неторопливых, выверенных движений и, вместо предполагаемого взрывного устройства, из земли глянул пустыми глазницами пожелтевший человеческий череп, в мертвом оскале которого блеснул ряд золотых коронок. Под черепом провод заканчивался петлей, а прилегающая к нему земля смешалась с остатками ткани истлевшего мундира и расползавшимся серебряным шитьем офицерских погон.

Находку, вызвавшую недоумение у саперов, старожилы села объяснили просто. В жилинской земле с военных времен такого «добра», если поискать, найдется немало. В январе 43-го года при освобождении села не один десяток оккупантов закончил здесь свой восточный поход. Вражеские трупы в разных местах села валялись до весны – не до них было в ту нелегкую пору. В апреле, когда от непрошеных гостей потянуло смрадом, сельский Совет послал на «уборку» всех и старых, и малых. Рыть ямы в мерзлой земле у сельской похоронной команды силенок не хватало, а землеройной техники тогда не было и в помине. Вот и пришлось растаскивать трупы волами по старым силосным ямам. «Накидывали проволочные петли кому на шею, кому на ногу, - вспоминал старожил села Артем Моисеевич Гринёв, - привязывали к дышлу воловьего ярма и цоб-цабе – на вечное поселение…».

***

В наши дни в Жилино почти не осталось свидетелей, которые бы помнили, как в морозный день конца декабря 1942 года со стороны Михайловки в село въехала большая моторизованная колонна оккупантов. До этого в Жилино, удаленного от бойких дорог, такого множества и многообразия автомашин никогда не бывало. Тогда, да и после никто из жилинцев не мог знать, что их село было выбрано для размещения штаба 24-го немецкого танкового корпуса. С тревогой, через кружочки проталин на заиндевевших окнах смотрели они, как на сельской площади у церкви разворачивались длинные штабные автобусы, а из больших, крытых брезентом грузовиков, по команде выгружались солдаты в глубоких стальных касках. К одному из домов в центре села вплотную подогнали высокую машину-будку с радиостанцией, а рядом с заброшенным храмом поставили электростанцию на колесах. Дом, где до оккупации размещался сельский Совет, прибывшие заняли под штаб, от которого связисты с металлическими катушками за плечами потянули в разные стороны провода.

На сельской площади всем распоряжался высокий немец в длиннополой шинели с бобровым воротником. К нему то и дело подходили с докладом офицеры, которых он тут же отсылал с новыми поручениями. Под конец он потребовал к себе старосту села. Вместе с ним, переводчиком и группой офицеров он обошел порядок домов, вытянувшийся от церкви к школе. И сразу же хозяевам последовал безоговорочный приказ: выбираться, не мешкая, из своих хат. Только дом Артема Моисеевича, стоявший в этом же порядке, почему-то обошли.

-Что же нам делать? Может, тоже собираться? – волновалась хозяйка дома, глядя в след соседям, уходившим с узлами со своих дворов.

-Да, сиди ты, мать! – с досадой отмахивался от причитавшей супруги Гринёв, у которого и без того кошки на душе скреблись.

Той длинной, зимней ночи, казалось, конца не будет. Утром Артем Моисеевич, хмурый от бессонницы и переживаний, сел к столу. Не успел обмакнуть ложку в миску с пшённым кондёром, как из сеней широко распахнулась дверь, и вместе с густым морозным облаком в хату вошли вчерашний офицер в шинели с бобровым воротником, переводчик и староста. Немец окинул внимательным взглядом комнату, не замечая хозяина, и ни к кому не обращаясь, сказал: «Гут».

Незамысловатый домашний скарб вытаскивали прямо на засыпанный снегом двор. Не велели выносить только койку и три стула. Посреди зимы, в лютую стужу, Артем Моисеевич с женой и сыном оказались на улице. Гринёву большого труда стоило уговорить надменного офицера разрешить им с женой поселиться в старом сарае, которым когда-то пользовались как времянкой.

Еще не успели Гринёвы перетаскать в сарай свои пожитки, а переводчик со старостой бросились открывать ворота. Во двор к Гринёвым легко вкатил лакированный «Хорьх». Офицер услужливо распахнул заднюю дверцу. Сначала из кабины автомобиля появилась нога в начищенном до блеска сапоге и бриджах с широкими красными лампасами, а потом показался и сам важный постоялец. «Генерал», - догадался Артем Моисеевич и, прячась от строгого взгляда прибывшего, поспешил укрыться за дверью сарая.

А радоваться генералу артиллерии Мартину Ванделю в той сложной фронтовой обстановке не было причин. Ему пришлось возглавить 24-ый танковый корпус в последний день ноября 1942-года. Тогда управление корпуса фактически без подчиненных войск находилось в полосе обороны 2-ой венгерской армии под Коротояком. Соединения, которыми генералу Ванделю и его штабу поручили командовать, были включены в корпус уже в ходе боев, начавшихся после 16 декабря южнее Новой Калитвы. Их состав был явно не из лучших: в корпус включили эсэсовскую дивизионную группу «Фегеляйн», изрядно потрепанные в боях 385-ю и 387-ю пехотные дивизии, полицейские полки 213-ой охранной дивизии и 27-ю танковую дивизию. Этими силами корпусу пришлось в пожарном порядке закрывать брешь, образовавшуюся в обороне 8-ой итальянской армии после успешного наступления войск Воронежского и Юго-Западного фронтов на Среднем Дону. Командование группы армий «Б» возложило на 24-ый танковый корпус ответственнейшую задачу: удерживать южный фланг этой группировки, фронт которой начинался севернее Воронежа и заканчивался у Кантемировки. Генералу Ванделю и его подчиненным будущее не сулило ничего хорошего. Это подтверждалось обстановкой, сложившейся на советско-германском фронте к январю 1943 года. 6-ю армию Паулюса, окруженную советскими войсками под Сталинградом, фельдмаршалу Манштейну выручить не удалось. После операции «Малый Сатурн» восточный фронт вермахта окончательно потерял устойчивость.

Левый фланг обороны 24-го немецкого корпуса начинался у Новой Калитвы, а правый огибал с северо-запада Кантемировку. Растянутый корпусной фронт опирался на села и высоты, превращенные в пожарном порядке в слабо укрепленные узлы сопротивления.

После обоснования в Жилино штаба немецкого корпуса сельская жизнь, и без того угнетённая оккупационным режимом, замерла вовсе. Короткий зимний день ограничивался строгими рамками комендантского часа. С наступлением сумерек улицы села находились под усиленным контролем патрульных. Сосед с соседом общались по задворкам, жилинцы сумерничали, не зажигая огня, делились между собой обнадеживающими наблюдениями. А расквартированные в селе немцы вели себя беспокойно. Из дома в дом ходила зачитанная до дыр листовка, которую ребятишки нашли после ночного налета на Жилино нашего «кукурузника». В листовке рассказывалось об успешном наступлении советских войск на Среднем Дону.

В январе морозы стали еще злее. Тепло не держалось в ветхом сарае, и Артем Моисеевич часто просыпался по ночам от холода. Но однажды на рассвете его разбудил не холод, а прерывистый гул, доносившийся со стороны Кантемировки. «Значит, началось!» - обрадовался Гринёв.

На улице резко хлопнула калитка. Мимо закоченевшего часового в дом к высокому постояльцу Гринёвых быстро прошел офицер. Он скоро вернулся вместе с генералом, который на ходу застегивал белый полушубок. Весь день село Жилино походило на растревоженный пчелиный улей. К дому, где размещался немецкий штаб, то и дело подъезжали и отъезжали вездеходы, бронетранспортеры, мотоциклы. Ближе к вечеру площадь в центре села опустела, напряженная дневная работа замерла. С наступлением сумерек штабные офицеры небольшими группами потянулись к сельской школе. Туда еще со вчерашнего дня денщики таскали собранную у населения посуду. По селу пошел слух, что у господ офицеров будет вечеринка.


***

Днем 14 января немцы в Жилино всполошились недаром. Севернее Кантемировки в этот день рано утром 3-я танковая армия П.С. Рыбалко начала бои по прорыву обороны 24-го танкового корпуса. На первых порах успехи наступавших были незначительны и, скорее всего, по этой причине немецкие штабные офицеры не стали откладывать ранее намеченное вечернее застолье. Но именно в то время, когда они собирались в здании сельской школы к заранее накрытым столам, передовой отряд 15-го танкового корпуса в составе 210-го батальона 88-ой танковой бригады и 1-го батальона 52-ой мотострелковой бригады, сломив сопротивление немцев у хутора Высочанов и пройдя во вражеском тылу 10 километров по заснеженной степи, оказался в селе Куликовке.

Командиры отряда собрались у головного танка, раскрыли планшеты с картами. За Куликовкой красная линия отмеченного на «километровках» маршрута указывала на Жилино. Ориентироваться в однообразной, заснеженной степи даже днем непросто, а ночью наверняка можно было заблудиться. Поэтому командир отряда послал десантников из тех, кто сидел на первом танке, поискать в селе человека, который мог бы показать дорогу на Жилино. Бойцы вскоре вернулись с молодой, небольшого роста женщиной, назвавшейся Ксенией Черногузовой. Она была местной жительницей и до войны работала в жилинской школе учительницей. Ксении Никифоровне приходилось почти каждый день пешком ходить 9 километров туда и обратно, и лучшего проводника в Куликовке тогда просто не существовало. Учительница повела передовой отряд 15-го танкового корпуса в Жилино кратчайшим путем. «Тридцатьчетвёрки» 88-й танковой бригады двигались, рассекая тупыми носами снежные переносы. На каждой из них сидело по восемь десантников. Как глыбастые наметы из снега бойцы в белых маскировочных халатах горбились на танковых спинах. Чтобы не упасть, каждый из них держался за веревку, обвитую вокруг башни. Коченели руки в солдатских варежках. От злого, морозного ветра плохо защищали надетые поверх ватников шинели, валенки и шерстяные подшлемники с ушанками. Замыкавшая колонну «тридцатьчетверка» тащила за собой большие деревянные сани с пулеметчиками.

В том ночном рейде принимал участие младший лейтенант Владимир Лукин, командир взвода мотострелков 1-го батальона 52-й мотострелковой бригады, входившего в состав танкового десанта. Его воспоминания, которыми он поделился с автором, позволили более подробно воспроизвести дальнейшие действия танкового отряда.

Танки с десантниками остановились в километре от села Жилино возле лесопосадки у старого ветряка. Отсюда в серебристом лунном свете хорошо было видно село, раскидавшее неровные порядки хат по пологому склону, спускавшемуся к пойме почти пересохшей речки Овчинной. Младший лейтенант Лукин напряженно всматривался в то место, где поднимавшаяся к ветряку проселочная дорога терялась среди сельских хат. Ухо ловило каждый подозрительный звук. Перед этим в село ушли разведчики с младшим лейтенантом Аркадием Искандеровым, чтобы разузнать много ли там немцев.

Еще и еще раз глядел Лукин на дорогу. Она была безлюдной, над селом висела чуткая тишина. Но вот младший лейтенант заметил на дороге темное пятно с двумя светящимися точками. Оно быстро приближалось, приобретая очертания легкового автомобиля. В том, что он был немецким, Лукин не сомневался. Кому же еще там быть? Потому, как легко автомобиль преодолевал подъем, можно было сделать вывод, что у него был мощный мотор. Те, кто сидел в автомобиле, похоже, ни о чем не подозревали. Скорее всего, они приняли стоящие у посадки танки за свои.

Владимир Лукин взял автомат наизготовку и вышел на дорогу навстречу приближавшейся машине. На его окрик «стой!» реакции не последовало. В кабине автомобиля за поднятыми стеклами вряд ли услышали это предупреждение. Младший лейтенант дал очередь из автомата по лобовому стеклу. Автомобиль резко вильнул в сторону и застрял в придорожном сугробе. Из машины выскочили двое и бросились в сторону поля, но их тут же настигли пули десантников. Лукин со своими бойцами поспешил к автомобилю. На переднем сиденье в предсмертной агонии хрипел шофер. Высокий офицер в шинели с бобровым воротником лежал ничком, а чуть подальше от него распластался на снегу другой, пониже ростом, в белом полушубке. Младшему лейтенанту бросились в глаза до блеска начищенные сапоги и бриджи, окантованные широкими лампасами. «Видать, крупную птицу шлепнул», - подумал Лукин, нагибаясь, чтобы поднять лежавший рядом с убитым кожаный портфель с никелированными застежками. Разбираться с убитым дальше в тот момент было некогда. В танковой колонне от машины к машине передали команду: «Приготовиться к бою!»

Возвратившийся в этот момент из села, младший лейтенант Искандеров доложил командиру отряда, что все немецкие офицеры собрались в школе на банкете, а солдаты сидят по домам. У крайних хат часть десантников спешились и вместе с Искандеровым поспешили к школе. Штабисты вели себя беспечно: у школьного здания не было выставлено даже наружной охраны. Сквозь плотно занавешенные окна доносился пьяный гвалт, почти заглушавший веселую тирольскую мелодию. В школьном коридоре десантникам никто не встретился. На длинной вешалке висели офицерские шинели, поверх которых были наброшены портупеи с пистолетными кобурами.

Не задерживаясь в коридоре, бойцы бросились в класс, где шумело веселье. В ярком электрическом освещении – столы, уставленные бутылками, блюдами с закусками, эрзац-елочками с крохотными свечами, а вокруг них в различных позах с недоуменными, застывшими лицами – вражеские офицеры. Немая сцена длилась мгновенье. Слабый пистолетный выстрел, прозвучавший навстречу ворвавшимся в класс бойцам, потонул в грохоте автоматных очередей. А по селу в это же время неслись танки с десантниками. Охваченные паническим ужасом полуодетые гитлеровские солдаты выскакивали из домов и бежали по заснеженным сельским улицам. Бежали и падали, настигаемые огнем танковых пулеметов и автоматов бойцов, сидевших на спинах машин.

Короткий ночной бой смолк так же внезапно, как и начался. И только звуки выхлопной трубы походной электростанции, продолжавшей работать, нарушали безмолвие холодной январской ночи. Передовой отряд 15-го танкового корпуса после боя в Жилино не задержался. В селе пришлось оставить двоих раненых вместе с санинструктором. Других потерь в отряде не было. А танкисты с десантниками поспешили дальше, чтобы участвовать в боях за освобождение от оккупантов жителей других сел Россошанского и Ольховатского районов.


***

То, что произошло в Жилино, вечером 14 января 1943 года можно по праву считать неожиданной и очень большой удачей 15-го танкового корпуса. Командиры, которые посылали и вели в бой передовой танковый отряд, это поняли не сразу, что видно из анализа архивных документов.

Утром 17 января, то есть по истечению более двух суток с момента разгрома штаба 24-го немецкого танкового корпуса, командир 88-ой танковой бригады подполковник Сергеев в донесении командиру 15-го танкового корпуса генерал-майору В.А. Копцову писал: «При вводе бригады в прорыв 14.01.43г. бригада вела бои за населенные пункты: отделение совхоза Крутенький, Жилино, в результате которых бригада овладела этими пунктами. В Жилино разгромлен штаб дивизии не установленной нумерации. Захвачена карта с важной оперативной обстановкой».

Неделю спустя после выше приведенного донесения (через 9 дней после разгрома штаба) в характеристике боевых действий 88-ой танковой бригады при проведении операции на овладение Алексеевкой были подведены первые итоги той памятной атаки на штаб: «В Жилино разгромлен штаб 24-го армейского корпуса. Убит командир корпуса – генерал-лейтенант, до 150 солдат и офицеров, захвачено 50 автомашин».

И только значительно позже в докладе помощника начальника оперативного отдела штаба 3-ей танковой армии, был окончательно подведен итог этого очень важного события в масштабе всей Остогожско-Россошанской операции: «14.01.43г. 15-ый танковый корпус в составе 88-ой танковой бригады и 52-ой мотострелковой бригады овладел Куликовка и вел бои за Жилино, где был разгромлен штаб 24-го танкового корпуса противника, штабы 385-ой и 387-ой пехотных дивизий, а также тылы двух полков. В бою был убит командир 24-го ТК противника генерал-лейтенант Вандель и захвачены большие трофеи».

Об этом же событии начальник штаба 24-го немецкого танкового корпуса полковник Хайдкэмпер в своем отчете писал: «В 18.30, немного времени спустя после того, как генерал выехал с сопровождавшим его офицером в направлении Михайловки к месту сражения корпуса, русские танки и сидящие на них десантники, занявшие перед этим Куликовку и Михайловку, неожиданно атаковали с юга и востока село Жилино. Десять-четырнадцать танков Т-34 с десантниками заняли выход из села, площадь около церкви и перекресток дорог. У штаба корпуса оставалась только одна возможность – уходить по единственной дороге под огнем танковых пушек и пулеметов на запад через речку Овчинную, чтобы, в лучшем случае, спасти хоть свою шкуру».

Популярные новости

На правах рекламы

Афиша города

20.10.2017 11:00 [Ледовый дворец] Детский турнир по хоккею с шайбой

20.10.2017 13:30 [Межпоселенческая библиотека имени А.Т. Прасолова] Районный конкурс чтецов поэзии Р.Е. Дерикот к 80-летию со дня рождения «Наследникам Россошь оставила»

03.11.2017 17:00 [ДК имени Милованова] Праздничный концерт ко Дню народного единства "Россия, Родина, Держава...". Вход свободный

04.11.2017 16:00 [МКУ г.п.г. Россошь "Детский развлекательно-развивающий комплекс"] Карнавал по мотивам русских сказок (развлекательная программа для детей)

05.11.2017 14:00 [ДК имени Милованова] Театрализованный концерт "История с нами, история в нас"

 

Также вы можете посетить: Молодежный центр, Детский развлекательно-развивающий комплекс "Изумрудный город"Ледовую арену, СК "Химик", СОК "Строитель"кинотеатр, боулинг, обсерваторию, бильярд, Городское туристическое агентство «Презент», Краеведческий музей, Воскресную школу, Музыкальную школу, Дом ремесел.

Последние комментарии

Областные

Следствие, Россошь
Октябрь 12, 2017 Областные 344

Следователями СК задержаны гражданские супруги, подозреваемые в продаже малолетней девочки

Следственными органами Следственного комитета Российской Федерации по Воронежской области в отношении граждан Республики Узбекистан, проживавших в Воронеже, 39-летнего мужчины и его 29-летней гражданской супруги возбуждено уголовное дело по признакам…

Из истории города

Снаряды, Россошь

Разгром штаба корпуса

Авг 11, 2017 Исторические 424
Россия и Украина, Россошь

Корни Украинского конфликта

Фев 27, 2015 Исторические 6984
Берлин, Россошь

От Россоши до Берлина

Авг 27, 2015 Исторические 3860
Детский сад Улыбка, Россошь

Операция "Улыбка"

Авг 07, 2017 Исторические 581

Все права на материалы, находящиеся на сайте, охраняются в соответствии с законодательством РФ, в том числе, об авторском праве и смежных правах.

Полное или частичное использование материалов, размещенных на портале «РоссошьРу», допускается только с письменного согласия редакции.

Свидетельство о регистрации средства массовой информации ЭЛ № ФС 77 - 54671

Редакция не несет ответственности за мнения, высказанные в комментариях читателей.

Настоящий ресурс может содержать материалы 18+.

Адрес редакции: г. Россошь, Пролетарская

Телефон редакции СМИ: +7 (929) 007-06-02

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра. Показать рекламные места

18+
Яндекс.Метрика